Разведение и использование дождевых червей — Химизация сельскохозяйственного производства – фактор, разрушающий почву и снижающий её плодородие

Химизация сельскохозяйственного производства – фактор,  разрушающий почву и снижающий её плодородие

Химические удобрения на малогумусных почвах применять — фундамент жизни (почву) разрушать!

Автор этой книги не против хороших химических удобрений. Они нужны. Но они нужны как лекарство для больного, строго определённое и в необходимой дозировке. Известно, что имеются почвы, в которых мало фосфора. Его необходимо добавить в определённой дозе. Есть почвы, в которых недо-стаёт тех или иных элементов питания растений – их надо вносить.

Но «удобрять» почву такими высокотоксичными веществами, как обезвоженный аммиак, аммиачная вода, углекислый аммоний – это непонимание того, что почва – живой организм и её можно отравить и даже убить.

Ещё более опасны такие средства борьбы с вредителями сельскохозяйственных культур, как ДДТ – диоксин, входящий в состав многих гербицидов, дефолиантов. Эти вещества обладают чрезвычайной токсичностью и сохраняют её в почве 150 и более лет. Это яды, вызывающие поломку наследственного (генетического) аппарата и, кроме того, увеличивающие количество заболевших раком, снижающие уровень иммунной защиты животных и человека. Использование их не принесло заметных успехов в борьбе с вредителями за сохранение урожая, но нанесло непоправимый урон и огромный вред здоровью населения и животных.

К большому сожалению, в 50-е и начале 60-х годов нашего столетия учёным и практикам сельскохозяйственного производства в СССР и других странах не хватало знаний о почве, о воспроизводстве её плодородия, о роли и значении в этом процессе почвенного сообщества животных. Перед страной в годы бурного строительства заводов и городов, освоения новых промышленных регионов, переселения огромного количества сельского населения (производителей сельскохозяйственной продукции) в новые и расширяющиеся старые промышленные города и центры (с превращением производителей в потребителей сельскохозяйственной продукции), возникла проблема увеличения валового сбора урожая меньшими силами. Решение виделось в химизации сельскохозяйственного производства или в расширении посевных площадей за счёт распашки целинных и залежных земель. Выбор был сделан – началось массовое освоение целинных и залежных земель. В течение ряда лет было распахано и засевалось дополнительно более 46 млн. гектаров земли. Но и эта дополнительная посевная площадь, в силу ряда причин, не позволила решить продовольственной проблемы СССР. Зерно и продовольствие приходилось закупать заграницей в ежегодно возрастающем количестве.

Волей-неволей пришлось вернуться к проблеме химизации сельскохозяйственного производства. К началу шестидесятых годов появились сведения об увеличении урожайности на полях, обработанных химическими удобрениями, об успешной химической борьбе с сорняками, различными вредителями сельскохозяйственной продукции. В частности, было показано, что на каждый килограмм комплексных химических удобрений, внесённых в почву, возможно получать 10 и более килограммов зерна. Был сделан опаснейший вывод: чем больше внесём минеральных удобрений в почву, тем больше получим хлеба, овощей, кормов, мяса и молока. Был провозглашен лозунг: «Коммунизм – это советская власть, плюс электрификация, плюс химизация народного хозяйства». И началось…!

А парадокс заключался в следующем: чем меньше земля давала урожая с годами, тем больше требовалось вносить химических удобрений на гектар полей. В начале восьмидесятых годов агрохимической наукой было предложено удобрять поля обезвоженным аммиаком, аммиачной водой, углекислым аммонием и другими, вредными для почвы, химическими удобрениями – сильнейшими ядами для всего живого. В связи с этим позволительно упомянуть, что врачи-хирурги используют 0,25-процентный раствор аммиака для дезинфекции кожи рук перед операцией. Даже такой слабый раствор практически моментально губит микрофлору и делает руки стерильными.

Теперь можно констатировать: на полях, обработанных обезвоженным аммиаком или аммиачной водой, почва лишилась всего живого и стала стерильной, то есть лишилась почвенной микрофлоры, микро- и макрофауны – основных воспроизводителей гумуса почвы, а урожайность едва окупает затраты, так как получают менее 10 ц/га зерновых единиц при использовании всего химического арсенала. Почвы превратились в гидропонику. На гидропонике можно получать урожаи, но качество их и количество оставляют желать лучшего. А главное – для этого нужно строго дозированное использование сбалансированных между собой химических элементов питания растений. Это дорого и сложно.

Как известно, начиная с 1982 года, в химизацию сельскохозяйственного производства были вложены огромные миллиарды денежных средств. Но возрастания урожаев не произошло. Наоборот, урожаи снижались ежегодно и неуклонно. Фактическая окупаемость химических удобрений составила к 1986 году 2,4 кг зерна на 1 кг внесённых минеральных удобрений (А. Т. Гуленко, 1987), по другим данным – 6,6 кг зерна (В. Милосердов, 1988).

Статистические данные по США также свидетельствуют о том, что по мере увеличения потребления химических удобрений урожайность растёт более медленными темпами. Если в 50-е годы отношение прироста урожая зерновых к объёму потребления минеральных удобрений составляло 10:1, то в
60-е годы оно снизилось до 8,5:1, в 70-е – до 7,9:1, а в 80-е – до 7,3:1 (В. И. Седов, 1987).

Химические удобрения способствуют усиленной минерализации гумуса в почве. По данным ВНИПТИОУ (1986), за последние 20–25 лет на площади около 200 млн. га пашни отмечено значительное сокращение количества гумуса. В своих отчётах учёные приводят данные о том, что сто лет тому назад корифей отечественного почвоведения Докучаев отмечал наличие в чернозёмах Центральных чернозёмных областей России и Украины 10–14% гумуса. Сейчас осталось только 3–4%, что существенно ухудшило водно-физические свойства почв, обеспеченность культурных растений влагой, воздухом, элементами питания. Если учесть, что уменьшение гумуса в почве на 1% приводит к снижению урожая примерно на 5 ц/га зерновых единиц, то ежегодный недобор урожая только за счёт убыли гумуса в целом по стране составляет около 40 млн. т зерновых единиц. Чтобы компенсировать только этот недобор зерна, необходимо ежегодно увеличивать производство химических удобрений минимум на 10 млн. т действующего вещества. Это – непосильное бремя, к тому же пагубное для природы.

И если широкое внедрение интенсивных технологий возделывания сельскохозяйственных культур с увеличением объёмов применения химических удобрений, пестицидов, химической мелиорации почв позволило временно повысить урожайность, то оно же привело за многие годы их применения не только к потере гумуса, но и к деструкции почвы, превращению её в лёссоподобную массу, не способную впитывать и удерживать воду, подверженную водной и ветровой эрозии, к снижению её естественного плодородия, к необходимости более тщательной обработки её машинами. В итоге, это привело к разрушению почвы на огромных площадях и снижению валовых сборов зерна, овощей, кормов.

Использование больших доз химических удобрений, высокоинтенсивных обработок почвы резко снизило в ней количество почвообразующих животных (местами до полного их исчезновения), и процесс почвообразования (гумусообразования) резко пошёл на спад. Оказалось, что химические удобрения –это допинг для почвы, который срабатывает, если в ней есть гумус. Но, как показала практика, нельзя жить только на допинге. Химизация почвы – это способ взятия урожая авансом, в долг. В долг берём у потомков. По данным разных авторов (ВАСХНИЛ), таких безгумусных гектаров накопилось от 136 до 152 млн. Это – более половины пахотного клина СНГ. Почвы на этих полях не воспроизводятся, даже если на них вывозить органику. Перерабатывать её там в гумус – некому.

Химические удобрения не могут в полной мере восполнить убыль питательных элементов и совершенно не компенсируют убыль из почвы гумуса («хлеба для растений»).

Положение усугубилось с началом широкого использования пестицидов – опаснейших ядов для почвы полей. Использование их оказывает отрицательное влияние на многие группы почвенных организмов, в том числе, как рассказывалось выше, и на дождевых червей. Более того, многие пестициды разрушают природные ферменты и комплексоны гумуса, необходимые для жизни растений, вызывают разбалансирование естественного состава почвы, ведут к уменьшению содержания в ней гумуса и подвижных форм фосфора, калия и других элементов. В силу этого, использование пестицидов на наших полях – недопустимо и должно быть исключено. Это – тезис учёных нашего времени и широкой общественности, озабоченных экологическими последствиями развития цивилизации. Он находит всё большую поддержку как среди потребителей, так и среди производителей сельскохозяйственной продукции развитых и развивающихся стран. Учёные многих стран ищут и находят новые биологические средства борьбы с сорняками, насекомыми-вредителями, с болезнями растений, безопасные для окружающей среды, для здоровья животных и человека. (А. М. Уголев. «Естественные технологии биологических систем». – Л., «Наука», 1987).

Некоторые современные писатели и учёные требуют изменения сельскохозяйственной политики в нашей стране. Они предупреждают, что дальнейшее разрушение почвы терпимо быть не может. Иначе, через десять-пятнадцать лет наши сельскохозяйственные ресурсы придут в окончательный упадок, и мы окажемся одной из самых малоземельных и низкоурожайных стран (С. П. Залыгин, 1987; И. В. Петрянов-Соколов, 1987; В. Легасов, 1987). «Когда почвы истощаются и сельскохозяйственные культуры не получают достаточного питания, часто голодают люди» (Лестер Браун. «Земля в беде»//»За рубежом», 1988,
№ 44).

Как остановить этот процесс? Что необходимо предпринять для увеличения содержания гумуса в почве? Эти вопросы давно волнуют учёных, агрономов и почвоведов. Традиционное земледелие, пока оно существует и, вероятно, ещё долго будет существовать, нуждается в органических удобрениях. В результате применения химических удобрений и пестицидов почвы истощились, и вновь пришлось вернуться к использованию в качестве удобрений навоза и компостов. Но возврат к использованию органических удобрений для улучшения физико-химического состояния почв и повышения их плодородия должного эффекта уже не даёт, что связано, как показано выше, с деградацией почвенной зоофауны, особенно люмбрикофауны (популяций червей), в результате длительной и интенсивной химизации сельскохозяйственного производства.

Был длительный период, когда навоз принято было считать обременительным отходом животноводства, особенно в крупных животноводческих комплексах. Использование его на удобрения технологией не предусматривалось. Удаление его из скотокомплекса производилось с помощью гидросмыва: технологично, удобно, дёшево и чисто.

Возможность использования навоза в качестве органического удобрения – идея не новая. Но технология эта – биологически малоэффективная, низкорентабельная, энергоёмкая, особенно на интенсивно химизированных почвах.

Как показано Н. М. Черновой (1966) и Б. Р. Стригановой (1980), избыточное количество навоза, запаханного в почву, почти полностью подавляет типичную почвенную фауну. Поэтому навоз как удобрение создаёт временное нарушение жизни почвенного сообщества, связанное с гумификацией навоза, что снижает плодородие почвы в этом сезоне. Агрономы и почвоведы также знают, что органические отходы животноводства не всегда можно использовать как удобрение под сельскохозяйственные культуры. В частности, свиной навоз не находит широкого применения в качестве удобрения, что объясняется его высокой влажностью и медленным разложением в почве. В больших буртах он плохо компостируется: длительность компостирования до 3 лет. При длительном хранении бесподстилочного навоза, патогенная микрофлора в нём выживает продолжительное время, так как высокая влажность и большое содержание в нём аммиака и хлоридов препятствуют размножению термофильных микроорганизмов. Поэтому биотермические процессы в бесподстилочном навозе не развиваются (то есть он не разогревается).

Тем не менее, опыты ежегодного внесения в нехимизированную почву навоза или органо-минеральной смеси приводят к увеличению содержания гумуса в ней. Но для поддержания бездефицитного баланса гумуса в почве требуется вывозить ежегодно более 15 т/га органических удобрений. Такого количества органических удобрений в стране нет, а общие затраты при этом сравнительно высокие. Окупаемость 1 т органических удобрений составляет около 12 кг зерновых единиц в год (ВНИПТИОУ, 1988). Этого для решения продовольственной проблемы явно недостаточно. Поэтому каждый садовод, огородник, фермер может решать проблему повышения плодородия почв и получения экологически чистой продукции с помощью червей. А если учесть тот факт, что импортные продукты, поступающие на рынок нашей страны, в большинстве своём вредны для человеческого организма*, то другого пути для сохранения окружающей среды и здоровья людей – просто нет.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: