Лесная экономика — ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА ЛЕСНЫХ РЕСУРСОВ

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА ЛЕСНЫХ РЕСУРСОВ

В практике лесного хозяйства денежной оценке по лесным таксам подвергается отпускаемый лесозаготовителям лес на корню, ущерб от пожаров и стихийных бедствий. Денежная оценка убытков от повреждений леса пожаром основана на учете разницы в таксовой стоимости деловой древесины до пожара и после него. При уничтожении пожаром лесных культур убытки исчисляют по средним затратам на восстановление культур и уход за ними, а также по расходам, связанным с ту­шением пожара. Определение убытков в средневозрастных, приспевающих и спелых культурах проводится по таксовой стои­мости, т. е. как и в спелых древостоях естественного происхож­дения. Погибшие в результате пожара молодняки естественного возобновления оцениваются по себестоимости лесных культур.

В теоретическом плане вопрос экономической оценки лесных ресурсов является центральной проблемой экономики лесного хозяйства. Рассмотрим различные направления решения этой проблемы. Одно из направлений осно­вано на том, что при денежной оценке природных ресурсов необходимо уста­навливать цены, исходя из учета реальных вложений труда и средств произ­водства на их освоение и улучшение (затратный подход). Оно исходит из того, что леса, водные ресурсы, охраняемый животный мир и сельскохозяй­ственные земли при современном уровне освоения и использования их насы­щены трудом и обладают стоимостью и что лес на корню, независимо от того, сколько и когда затрачено на него овеществленного и живого труда, имеет такую же стоимость, как если бы он был выращен сейчас. Поэтому древесина в естественно растущих и в искусственно созданных лесах при прочих равных условиях имеет одинаковую стоимость. Главным в этом на­правлении является то, что, признавая невозможность учета фактических затрат за все годы выращивания леса, предлагается все расчеты вести по уровню затрат сегодняшнего дня, т. е. по «восстановительной стоимости» (по аналогии с оценкой по восстановительной стоимости основных произ­водственных фондов). Основанием для такого вывода считают известное положение К. Маркса о том, что стоимость товаров определяется не тем ра­бочим временем, которое первоначально затрачено, а временем, необходи­мым для их воспроизводства.

К. Маркс указывал, что стоимость товара определяется затратами не на его производство, а на воспроизводство. Например, если стоимость тонны хлопка в прошлом неурожайном году равнялась 20 ф., а в данном урожай­ном 15 ф., то и стоимость прошлогоднего непроданного хлопка будет уже не 20 ф., а 15 ф., потому что стоимость воспроизводства хлопка равняется 15 ф. Стоимость леса на корню также определялась бы затратами на его воспроизводство, если бы его можно было воспроизвести, воссоздать за 1—2 года, т. е., если бы можно было определить, во что в действительности обойдется его восстановление за 100-летний цикл производства.

Изложенный метод экономической оценки лесов (древесных запасов), основанный на исчислении восстановительной себестоимости древостоя, имеет существенный недостаток, выражающийся в том, что ценность единицы дре­весного запаса при данном подходе с увеличением возраста древостоя па­дает, так как преобладающая часть затрат на лесовосстановление и лесовы-ращивание приходится на первые годы производственного цикла лесовыращивания. Последнее противоречит здравому смыслу, потому что в этом случае крупномерная древесина будет оцениваться ниже тонкомерной. В це­лях устранения этого несоответствия можно использовать различные поправочные коэффициенты качества, потребительной ценности сортиментов леса на корню.

Согласно рентному подходу к решению проблемы экономической оценки лесных ресурсов леса правомерно оценивать только исходя из приносимого ими народнохозяйственного эффекта, по их общественной полезности неза­висимо от того, приложен к ним труд или нет, т. е. оценивать лесные ресурсы следует по величине дифференциальной ренты.

Природные ресурсы сами по себе не создают стоимости продукта, но один и тот же труд дает при использовании различных по качеству и место­положению ресурсов различный производственный результат, неодинаковый эффект в виде экономии общественного труда — дифференциальной ренты.

Земля, недра, лесные и рыбопромысловые угодья как предметы при­роды не имеют общественной стоимости, ибо не могут быть воспроизведены путем затрат труда. Однако они определяют природные условия труда и поэтому имеют народнохозяйственную оценку.

Экономическую оценку природных ресурсов согласно второму направ­лению следует делать на базе дифференциальной ренты — результата более высокой производительности труда, обусловленной качеством природных ре­сурсов. Природные ресурсы, конечно, сами по себе не создают стоимость, ее создает только труд. Но от качества природных ресурсов и объективных условий их использования зависит производительность труда. Одни и те же затраты труда дают различные производственные результаты в зависимости от качества используемых при этом природных ресурсов.

Стоимость сельскохозяйственных продуктов определяется общественно необходимыми затратами труда не на средних по плодородию и положению участках, а на худших, потому что предприятия, ведущие хозяйство на худ­ших по природным условиям участках, не могут достигнуть уровня затрат предприятий, работающих на лучших (при одинаковых капвложениях).

Добавочный доход может возникнуть на предприятиях любой отрасли производства в результате применения удобрений, новых машин, лучшей технологии и организации производства. Но такой добавочный доход возмо­жен в любом предприятии, поэтому он носит временный характер. Совер­шенно другой характер добавочного дохода хозяйств, работающих в лучших природных условиях. Этот доход из-за ограниченности лучших по природным условиям участков приобретает постоянный характер, характер дифференци­альной ренты.

Леспромхозы, эксплуатирующие лес в массивах, расположенных ближе к транзитным путям транспорта и пунктам сбыта, получают дополнительный доход по сравнению с леспромхозами, работающими в отдаленных массивах, благодаря более высокой производительности труда рабочих на вывозке леса и, следовательно, меньшей себестоимости лесопродукции (дифференциальная рента по положению). Кроме того, леспромхозы, разрабатывающие лесосеки высоких бонитетов, древостоев с более высоким удельным весом крупно­мерных деревьев (средним объемом хлыста) в результате более высокой про­изводительности труда лесорубов получают добавочный доход, являющийся дифференциальной рентой по плодородию. Леспромхозы, работающие в луч­ших по плодородию и по положению лесных участках, при внедрении новой техники, технологии и организации производства получают больший эффект, чем леспромхозы, разрабатывающие худшие участки, т. е. первые получают еще и дифференциальную ренту II.

Изъятие (реализация) дифференциальной ренты, создаваемой в про­цессе лесозаготовок, осуществляется тремя каналами: через попенную плату, прибыль лесозаготовительных предприятий и разницу цен франко-станция назначения и цен франко-станция отправления. По первым двум каналам взимается главным образом местная (региональная) дифференциальная рента, обусловленная различными природными условиями (по положению и плодородию) лесоэксплуатации внутри предприятий; третий канал служит изъятием зональной дифференциальной ренты, обусловленной различной уда­ленностью лесозаготовителя от основных пунктов лесопотребления. Органы лесосбыта рассчитываются с леспромхозами по ценам предприятий (франко-станция отправления), но продают лесоматериалы по ценам отрасли (фран­ко-станция назначения). Разница между этими ценами после вычета транс­портных и торговых издержек и прибыли органов лесосбыта отчисляется в государственный бюджет; экономически она представляет собой элемент зональной дифференциальной ренты.

Различия в издержках производства в зависимости от природных усло­вий имеются и в лесхозах, причем не только в отношении производств, свя­занных с выработкой товарной продукции (рубки ухода и санитарные рубки, посадочный материал и семена), но и в собственно лесохозяйственном произ­водстве. Производительность труда лесохозяйственных рабочих на лесных культурах и других работах по лесовыращиванию зависит от местоположе­ния (отдаленности, разбросанности) обрабатываемых участков и их плодоро­дия. Однако дифференциальная рента, как и стоимость, созданная трудом лесохозяйственных рабочих в процессе лесовыращивания, не поступает в со­вокупный общественный продукт (кроме части, перенесенной через защитные, водоохранные, климатические услуги другим отраслям и обществу в целом), а остается в натуральном виде до рубки леса.

Материальным результатом природных и производственных сил, воздей­ствующих на лесной биогеоценоз, является текущий прирост органического вещества (древесины, органической массы объектов побочных пользовании, фауны и др.), который остается составной частью биогеоценоза и поэтому не может принимать форму товарной продукции. Если пользование лесом заключалось бы в ежегодном «изъятии» со стоящих деревьев прироста или сборе семян с деревьев лесосеменных участков, тогда древесный прирост и семена выступали бы в качестве материального носителя продукции лес­ного хозяйства.

В свете современных представлений о лесе как биогеоценозе, комплексе «древостой—почва» лесное хозяйство как отрасль материального производства не создает, не «производит» лес в целом (включая и почву), а сохраняет и улучшает это угодье или трансформирует нелесные биогеоценозы в лесные. Лесные биогеоценозы, как и земельные угодья в сельском хозяйстве, служат «вечно», не изнашиваются в процессе использования и поэтому не переносят свою стоимость на продукцию (износ — это перенос стоимости) и, следовательно, сами не обладают  последней. Эффект от проведения лесохозяйственных меропри­ятий (как и мероприятий по мелиорации сельскохозяйственных угодий) не принимает товарной формы, хотя сами работы, как производственные услуги специализированных предприятий, мо­гут принять товарную форму.

Лесное хозяйство не является также и производителем стои­мости одного из компонентов лесного биогеоценоза—древостоя, «леса на корню» как товара потому, что в отличие от сельского хозяйства спелый продукт на корню целиком не создается со­временными лесными предприятиями, не является их товарной продукцией. Дело в том, что материальные результаты первой фазы производства древесины — лесовыращивания из-за исклю­чительной длительности процесса не поддаются стоимостному исчислению, суммированию и отнесению затрат на весь столет­ний цикл к данному предприятию.

Применение механизма стоимостной оценки леса неизме­римо упрощается при выращивании древесных пород на планта­циях в так называемых лигнокультурах. Существует мнение, что в недалеком будущем можно будет говорить о двух качественно различных производствах леса на корню, о двух направлениях лесного хозяйства — плантационном, лигнокультурном хозяйстве и хозяйстве на базе естественно созданных лесов. Но выращива­ние древесины в лигнокультурах по своей экономической природе, на наш взгляд, не представляет лесное хозяйство в на­стоящем смысле этого слова. Продолжительность периода вы­ращивания на плантациях древесных пород в 10—12 лет обу­словливает исчезновение ведущих экономических особенностей лесного хозяйства, рассчитанного на 80—100-летние обороты рубки. 

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: