Лесная экономика

 

Лесная экономика

 

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ЛЕСОПОЛЬЗОВАНИЯ

 

Основами лесного законодательства Республики Казахстан указывается, что на землях государственного лес­ного фонда могут осуществляться следующие виды лесных пользовании: заготовка древесины, живицы и второстепенных лесных материалов (пней, луба, коры и т. п.), побочные лесные пользования (сенокошение, пастьба скота, заготовка древесных соков, дикорастущих плодов, орехов, грибов, ягод, лекарствен­ных растений и технического сырья), пользование лесом в куль­турно-оздоровительных целях и для нужд охотничьего хозяй­ства.

Лесопользование занимает ведущее место в воспроизводстве лесных ресурсов, так как в конечном счете эксплуатационные лесные ресурсы воспроизводятся для получения лесоматериалов, и лишь после рубки они поступают в совокупный общественный продукт. Размер лесопользования, т. е. части древесного запаса, поступающего в рубку, определяет и масштабы воспроизводства лесных ресурсов, потому что рубка леса является одновременно и мероприятием по лесовыращиванию.

Процессы пользования и выращивания органически перепле­таются, обусловливают друг друга; часто невозможно устано­вить, где кончается лесопользование и где начинается лесовы-ращивание. Любое действие по лесопользованию является в то же время и лесоводственным актом. Все дело в количественном преобладании той или другой формы проявления единства двой­ственного характера воспроизводства леса.

Применение сплошных концентрированных рубок в лесах промышленного значения обусловлено, с одной стороны, целым рядом лесоводственных соображений, с другой — стремлением упростить и удешевить лесопользование. Добровольно-выбороч­ные рубки, наоборот, в большинстве случаев удорожают лесо-эксплуатацию.

В определенных условиях развития лесоэксплуатации,напри­мер при относительно малых ее масштабах в сравнении с экс­плуатационными запасами леса, применение выборочной формы хозяйства было вызвано преимущественно лесохозяйственными соображениями. Но по мере истощения лесосырьевых ресурсов дальнейшее увеличение лесопользования заставляет уже в ин­тересах лесной промышленности перейти от сплошнолесосечных к выборочным рубкам.

Это объясняется тем, что при сплошнолесосечном хозяйстве прирост и естественный отпад в спелых и перестойных насажде­ниях сбалансированы, в результате продуктивность этих насаж­дений не увеличивается, новые запасы на этой площади не со­здаются. Увеличить размер пользования в этих лесах можно либо усиленной вырубкой наличных эксплуатационных запасов (что приведет к резкому сокращению отпуска леса в будущем), либо применением выборочных форм хозяйства, позволяющих предупреждать естественный отпад и увеличивать продуктив­ность оставшихся древостоев.

РЕГУЛИРОВАНИЕ ЛЕСООТПУСКА

Размер пользования лесом в лесном хозяйстве регули­руется прежде всего лесного законодательством Республики Казахстан в зависимости от потребно­сти в древесине, от принадлежности лесов к той или иной категории защитности, а также с уче­том состояния лесного фонда и возможностей лесоэксплуатации.

Размер заготовки древесины в порядке главного пользова­ния, согласно определяется Лесным кодексом РКв пределах расчетной лесо­секи.. Размер рубок промежуточного пользования древесины опреде­ляется исходя из необходимости улучшения породного состава и качества лесов.

Важнейшую роль в практике планового регулирования размеров лесопользования играет устанавливаемая величина лесосечного фонда.

Размер лесосечного фонда по главному пользованию в лесах на основании расчетных лесосек и других обоснований, выполненных в разрезе лесхозов.

Размер ежегодного отпуска леса в порядке мер ухода за лесом (рубки ухода и санитарные рубки) утверждается цент­ральными органами лесного хозяйства.

Планирование ежегодного отпуска леса в целом по республике и областям бази­руется на материалах лесоустройства и порайонных плановых балансах заготовки и потребления древесины. Порайонные (республика, область) балансы производства и потребления древесины составляют в свою очередь с учетом неотложных потребностей в древесине в данном районе, воз­можного ввоза и вывоза лесоматериалов, производственных мощностей лесозаготовительных предприятий и других факто­ров; при этом принимаются во внимание лесосырьевые ресурсы и лесоэксплуатационный фонд.

Порядок составления ежегодного плана отпуска леса заклю­чается в следующем. Органы лесного хозяйства вносят в Правительство республикт проект размера отпуска леса в планируемом году. В то же время Госпланы собирают заявки лесозаготовите­лей на лесосечный фонд. Проект и заявки корректируются Гос­планами и увязываются между собой. Принятый размер отпуска леса представляют правительству для утверждения. Утвержден­ный правительством объем отпуска леса поступает в областные управления лесного хозяйства, а последние распределяют его по лесхозам.

Распределение утвержденного лесосечного фонда по лесоза­готовителям в рамках области осуществляется с учетом перво­очередного удовлетворения потребности основных лесозаготови­телей и устранения встречных перевозок лесоматериалов, а в рамках предприятия — с учетом тяготения отдельных лесосек к лесовозным дорогам.

В тех областях и районах, где имеется большое количество лесозаготовителей, наряду с закреплением лесосырьевых баз применяется закрепление лесосечного фонда.

Смысл этого мероприятия заключается в том, что в данном лесном массиве за заготовителем закрепляется право ежегодно заготовлять определенное количество древесины. Закрепление лесосечного фонда за заготовителем производится сроком на 5 лет.

Лесосечный фонд, оставшийся не распределенным между основными лесозаготовителями, предоставляется прочим потре- бителям в порядке ежегодного распределения предприятиям сельского хозяйства, районным организациям и др.

В лесах I группы могут проводиться лесовосстановительные рубки, направленные в первую очередь на сохранение и рас­ширение защитных функций леса.

Отпуск леса на корню производят согласно специально ут­вержденным правительством правилам.

 

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ МЕТОДОВ РАСЧЕТА РАЗМЕРА ЛЕСОПОЛЬЗОВАНИЯ

Правильное установление размеров лесопользования в от­дельных лесохозяйственных единицах имеет большое значение: чрезмерное пользование приводит к истощению запасов, нару­шению нормального хода воспроизводства; недостаточное поль­зование в свою очередь ведет к ухудшению возрастной струк­туры хозяйства, снижению продуктивности древостоев и, сле­довательно, также нарушает нормальный ход воспроизводства лесных ресурсов. Разобраться в экономической сущности систем лесопользования можно только при понимании особенностей различных форм реализации лесоземельной собственности в дан­ной социально-экономической формации.

Система лесопользования определяется способом экономиче­ской реализации собственности на леса, экономикой лесного хозяйства и лесопотребления. Подтверждением этому может слу­жить историческая смена форм лесопользования в России.

На протяжении XVIII и в начале XIX вв. в феодальной Рос­сии преобладающими для снабжения натурального хозяйства поместий и крепостных крестьян являлись бессистемные прииско­вые рубки, за исключением горнозаводского лесного хозяйства.

На смену приисковым рубкам в период возникновения и развития капиталистических форм реализации собственности на леса пришли так называемые подневольно-выборочные рубки и основанная на них выборочная форма хозяйства с рубкой только крупных, преимущественно хвойных деревьев. Исходя из прин­ципа— не допускать в рубку деревьев, не дающих ренту,— лесо-владельцы назначали выборочную рубку только деревьев боль­шого диаметра.

Этот способ рубки не удовлетворял лесопромышленников по­тому, что они с выгодой могли разрабатывать и значительную часть средних по размеру деревьев. Но от последних при данной рыночной цене лесоматериалов за вычетом издержек производ­ства и прибыли на лесопромышленный капитал не оставалось ренты лесовладельцам. Вот почему выборочная форма хозяйства была столь распространена в северных районах и так медленно происходил переход от выборочного хозяйства к лесосечному.

По мере повышения рыночных цен на лесоматериалы и соот­ветственно корневых цен лесовладельцы начали получать ренту не только с крупномерного леса. Это обстоятельство явилось главной причиной перехода на сплошнолесосечные способы рубки.

Лесовладельцы, пользуясь своей монопольной собствен­ностью на леса, стремились переложить расходы по лесовос-становлению на плечи лесопромышленников. Но если более со­вершенные способы рубки увеличивали издержки производства лесозаготовок, то лесопромышленники при покупке леса соответственно сбавляли корневую цену леса. Усложнение способов рубки в свою очередь вызывало рост издержек лесовладельцев на отпуск леса и ведение хозяйства, так как требовало больше лесохозяйственного персонала, усложняло контроль.

В СССР разработка социалистических принципов расчета размера лесопользования началась с анализа старых, частно­владельческих приемов и поисков тех новых подходов и путей, которые впоследствии привели к разработке качественно новых принципов и методов с частичным использованием тех прежних положений и технических приемов, которые не противоречат практике социалистической экономики.

Методы расчета размера пользования в социалистическом хозяйстве основываются на принципах планового регулирования общественного производства, существенно влияют на экономи­ческую природу таких лесоустроительных категорий, как спе­лость леса, оборот рубки, возраст рубки и др.

Спелость леса как лесоустроительная категория характери­зует производственную цель, выраженную количеством и каче­ством древесины или полезностей леса, производимых в данном хозяйстве и в данных природных и экономических условиях.

Капиталистическое рентное лесное хозяйство выработало по­нятия спелостей леса, основанные на принципе наивысшей до­ходности,— это качественная, хозяйственная и финансовая спе­лости. Наибольшее практическое значение имела хозяйственная спелость. Для установления хозяйственной спелости сначала определяли среднюю корневую цену («качественную цифру») по классам или группам возраста, начиная от возраста количе­ственной спелости и выше. Затем качественную цифру каждого возраста умножали на его запас на единице площади. Произве­дения представляли валовой рентный доход при данных возра­стах. Делением его на соответствующие возрасты устанавли­вали средний годовой доход. Тот возраст, в котором получился наивысший средний годовой доход с единицы площади, считался возрастом хозяйственной спелости.

Социалистическое лесное хозяйство отвергает использова­ние в качестве критерия хозяйственной и финансовой спелостей леса, базирующихся на буржуазной теории капитала в лесном хозяйстве. В социалистическом лесном хозяйстве наиболее ши­рокое признание получили количественная и техническая спе­лости леса, при этом ведущая роль отводится технической спе­лости.

‘•Возраст спелости служит основанием для назначения обо­рота рубки и возраста рубки. Под оборотом рубки в социали­стическом лесном хозяйстве понимают продолжительность периода (цикла) воспроизводства леса. Возраст рубки представ­ляет собой минимальный возраст насаждений, начиная с кото­рого они могут назначаться в главную рубку в ближайший ре­визионный период.»

Размер пользования в СССР определяется по методике, при­нятой при устройстве лесов по методу классов возраста, по ко­торому расчет возможного объема отпуска леса устанавлива­ется на основе расчета и анализа лесосеки по спелости, возрасту и нормального пользования, а также лесосеки по среднему при­росту и по состоянию.

Лесосека по спелости указывает размер пользования при условии вырубки всех спелых насаждений в течение периода, за который приспевающие древостой перейдут в категорию спе­лых, т. е. за период продолжительности класса возраста.

Лесосеки по возрасту включают в расчет приспевающие (первая возрастная лесосека) и часть средневозрастных (вто­рая возрастная) насаждений.

Лесосека нормального пользования представляет собой част­ное от деления лесопокрытой площади хозяйства на возраст рубки.

Лесосека по среднему приросту равняется суммарному сред­нему приросту всех классов возраста.

Лесосека по состоянию определяется наличием древостоев, требующих рубки по состоянию на расчетный период, равный 5—10 годам.

Лесосеки по условиям лесоэксплуатации в отличие от вышерассмотренных устанавливают в зависимости от мощности действующих или строящихся лесовозных дорог. Действующей лесоустроительной инструкцией рекомендуется в лесах II и III групп производить расчет всех вышеперечисленных лесосек, за исключением лесосеки по условиям лесоэксплуатации.

За расчетную лесосеку рекомендуется принимать одну из вычисленных или промежуточную между ними, учитывая, что размер пользования должен содействовать улучшению распре­деления насаждений по классам возраста, не должен приводить к рубке приспевающих и к накоплению перестойных насажде­ний в течение ревизионного периода, а также к резкому сни­жению размера лесопользования за его пределами.

На размер лесопользования влияет много экономических, ле-сохозяйственных и природных факторов, действие которых не­редко бывает прямо противоположным. Вследствие этого уста­новление расчетной лесосеки — дело сложное.

Важность и большая сложность вопроса об оптимальном размере пользования в хозяйстве приводит к тому, что многие склонны к отысканию всеобъемлющего принципа, который по­зволил бы легко и безошибочно устанавливать оптимальный размер отпуска леса.

Однако размер пользования зависит не только от наличия древесных запасов, но и от системы хозяйства, способа рубки.

В начальной стадии развития капитализма, когда потреб­ность была в основном в сортиментах высокого качества и круп­ного размера, наиболее распространены были приисковые и подневольно-выборочные рубки. По мере истощения запасов крупномерной древесины и развития механической и химической переработки древесины стали переходить к условно-сплошным рубкам, которые, по существу, сохраняют некоторые элементы подневольно-выборочных рубок, а с увеличением спроса на мел­котоварную древесину — к сплошным рубкам.

Современные западноевропейская и американская теории лесопользова­ния своими корнями уходят к тем основам, которые были разработаны в XIX в. лесным хозяйством Германии и частично Франции (системы период-ных методов хозяйства, таблиц классов возраста, метод контроля).

Система периодных методов хозяйства в лесу — периодно-массового и периодно-площадного — преследовала цель добиться постоянства и равно­мерности пользования в хозяйстве на весь оборот рубки путем закрепления отдельных участков леса за определенными периодами рубки, так что срок рубки каждого участка (квартала) был определен заранее вперед на многие десятилетия. При этом старые древостой нередко перестаивали на корню, а приспевающие и даже средневозрастные часто назначались в рубку преж­девременно.

Когда периодные методы организации лесопользования были отвергнуты, перешли на систему хозяйства по таблицам классов возраста. Эта система не закрепляла в натуре определенных периодных площадей на весь оборот рубки, но позволяла определить размер лесопользования на различных отрез­ках перспективного периода в соответствии с фактическим распределением насаждений по классам возраста. Система классов возраста наглядно позво­ляет регулировать размер пользования по площади в течение всего оборота рубки, но в отличие от периодных методов не дает заранее пространствен­ного распределения установленного лесопользования.

В отличие от метода классов возраста метод участкового хозяйства рассматривает каждый участок-насаждение как самостоятельную хозяйствен­ную единицу. Размер пользования при участковом методе определяется на основе спелости, устанавливаемой индивидуально для отдельных насаждений в зависимости от их прироста и состояния.

Метод контроля текущего прироста предусматривает периодически по­вторяющиеся (через 6—10 лет) инвентаризации путем сплошного перечета. Размер пользования регулируется текущим приростом.

При сплошном лесосечном хозяйстве расчет пользования лесом ведется по площади, через которую определяют вырубленный запас. При выборочных рубках, наоборот, исходным показателем является запас, который устанав­ливают периодическим сопоставлением отпуска леса с текущим приростом (метод контроля) или приравнивают к определенному проценту пользования, ориентируясь на состояние леса или обороты рубки (формульные методы).

Так называемая система ухода за запасом исходит из требования дости­жения наивысшего текущего прироста и уменьшения древесного запаса на корню до возможного минимума, обеспечивающего наивысшую производи­тельность насаждений. В настоящее время этот принцип является основой организации пользования лесом в большей части капиталистических стран Западной Европы и США.

В европейских странах с интенсивным лесным хозяйством наблюдается в последнее время тенденция к методу «свободного хозяйства», учитываю­щему состояние отдельных деревьев.

Суть этого метода заключается в том, что возможность хозяйства в от­ношении размера пользования определяется не массой запасов, а их энер­гией прирастания, максимальная величина которой обеспечивается уходом за структурой запаса (по классам толщины). Процессы пользования и возоб­новления здесь органически слиты воедино. Этот метод представляет собой модификацию классического метода «непрерывно производительного леса».

На Западе и в Скандинавских странах применяют преимущественно методы расчета пользования, базирующиеся на выборочных и постепенных рубках. Напряженность лесопотребления в этих странах приводит к увели­чению промежуточного пользования (использованию естественного отпада), к более широкому применению добровольно-выборочных рубок, к переходу от системы хозяйства по методу классов возраста и методов нормального запаса к системе методов контроля текущего прироста и методу ухода за запасом.

Применение систем рубок ухода за запасом, предусматривающих уда­ление перестойного яруса в разновозрастных или ступенчатых разновозра­стных древостоях выборочными рубками, дает возможность перестойные, «не­регулируемые» насаждения превратить в продуктивные. Некоторые лесоводы считают, что такая система рубки леса дает больше эффекта в отношении повышения продуктивности лесов, чем осушение, удобрение и другие лесо-водственные мероприятия.

 

ПУТИ УВЕЛИЧЕНИЯ РЕСУРСОВ ПОЛЬЗОВАНИЯ ЛЕСОМ

Увеличение ресурсов пользования лесом — важнейшая за­дача лесного хозяйства. Увеличение общего размера лесополь-зования возможно экстенсивным и интенсивным путем.

‘Экстенсивный путь — это освоение новых лесных массивов путем строительства новых заготовительных предприятий в мно­голесных районах. Интенсивный путь — это увеличение размера пользования с единицы площади за счет более рационального использования лесосечного фонда при главной р_убке путем интенсификации промежуточного пользования, повышения про­дуктивности лесов, снижения возраста спелости, внедрения бы­строрастущих пород, внедрения таких способов рубки, которые дают возможность не только использовать весь естественный от­пад в лесах, но и увеличить продуктивность леса. >

Прогрессивной тенденцией использования побочных пользо­вании лесом является переход от сбора к производству продук­тов в специализированных хозяйствах на базе активного воз­действия человека в соответствии с требованиями технического и экономического прогресса. В специализированных хозяйствах урожайность и качество продуктов по сравнению с естествен­ными угодьями в несколько раз выше, производительность труда повышается в 2—10 раз, себестоимость продукции снижается на 50—90%.

В лесах применяются следующие способы рубок глав­ного пользования: сплошнолесосечные, постепенные, группововыборочные и добровольно-выборочные, подневольно-выбороч­ные и выборочные вне лесосек. Все еще находят применение в многолесной зоне нерациональные условно-сплошные рубки.

Преобладающими являются сплошнолесосечные рубки. По­степенные и выборочные рубки применяются преимущественно в горных лесах. Подневольно-выборочные рубки допускаются по особым разрешениям для заготовки деловой древесины на местные нужды в многолесных районах. Выборочные рубки вне массивов производятся в незначительных объемах для заготовки специальных и особо ценных сортиментов. >

Условно-сплошные рубки могут применяться в порядке иск­лючения при вывозке древесины на молевой сплав в лесах III группы.

На сплошнолесосечные способы рубок приходится 83% площади и 89% запаса, на условно-сплошные — соответственно 12 и 8%, а на выборочные способы рубок всего 5% площади и около 3% запаса.

В лесах, пройденных условно-сплошными рубками, не ис­пользуется до 30—40% запаса и снижается продуктивность древостоев, так как возобновление леса на вырубках идет за счет мягколиственных пород и худших экземпляров хвойных де­ревьев, оставляемых на корню. >

Постепенными, выборочными и рубками ухода заготавлива­ется меньше 10% общего объема лесопользования. В перспек­тиве удельный вес постепенных и выборочных рубок в наших лесах с учетом их структуры и биологических особенностей предусматривается довести до 20—30% от общего объема лесо­заготовок. Их применение прежде всего целесообразно в гор­ных лесах и равнинных лесах I группы, а также в разновозраст­ных хвойных насаждениях эксплуатационных лесов.

В результате экстенсивного характера лесоэксплуатации в промышленных лесах, которая привела к деконцентрации лесоэксплуатационных запасов (недорубы, насаждения, нуж­дающиеся в проходной рубке и т. п.), появилась необходимость одновременного проведения различных способов рубок — сплош­ных, выборочных, постепенных, рубок ухода. В истощенных лесосырьевых базах актуальным является проведение совмещен­ных сплошных рубок главного и выборочных рубок промежу­точного пользования.

Опыт Скандинавских стран и США показал, что эксплуата­ция промышленных лесов на основе выборочных рубок эффек­тивнее и экономичнее.

Расширение рубок промежуточного пользования, а также выборочных и постепенных опирается на решение ряда технологических и экономических проблем, среди которых ведущими являются механизация лесосечных работ, сохранение лесовоз­ных путей для повторной рубки, переработка мелкотоварной, лиственной и низкокачественной древесины и др.

Недостатками современного лесопользования в СССР явля­ются перерубы лесосек по хвойным хозяйствам и недорубы по мягколиственным.

Значительный резерв увеличения лесопользования в порядке главной рубки в лесах II группы, с экстенсивным уровнем хо­зяйства (Северо-Запад и др.) представляют насаждения V и Уа классов бонитета.

В восточных районах Сибири и Дальнего Востока имеются огромные резервы увеличения лесоэксплуатации за счет насаж­дений лиственницы, условный вес которой в Восточной Сибири составляет 46%, а на Дальнем Востоке — 67%.;

Одним из источников увеличения отпуска леса являются леса I группы, занимающие более 160 млн. га. По ориентировоч­ной оценке, объектом лесопользования может стать не менее , 7з запаса лесов I группы. Сырьевой базой лесоэксплуатации может стать та часть лесов I группы, которую можно отнести к защитно-эксплуатационным лесам — водоохранные полосы вдоль рек (исключая береговые защитные полосы), а также спелые участки лесохозяйственной части зеленых зон.

Проведение рубок промежуточного пользования — также крупный резерв увеличения отпуска леса. В настоящее время доля промежуточного пользования в общем объеме заготавли­ваемой в стране древесины составляет около 10% (40 млн. м3). Увеличение размера лесопользования за счет проведения рубок промежуточного пользования — главный фактор, улучшающий качество древостоев, их производительность, состояние и т. д. Вместе с тем объем промежуточного пользования, установлен­ный хотя бы в размере естественного отпада, мог бы составить не менее 30% общей производительности средневозрастных и приспевающих насаждений.

В лесах Украины, прибалтийских республик, центральных и южных районов РСФСР удельный вес рубок ухода в объеме лесопользования достигает 30—40% и более, тогда как в много­лесных районах удельный вес рубок промежуточного пользо­вания в общем объеме заготавливаемой древесины невелик.

Исследования лесосырьевых ресурсов промежуточного поль­зования в лесах северо-западной части страны дают основание полагать, что имеется реальная возможность выбирать при проходных рубках массу древесины, составляющую не менее 20% по отношению к массе главного пользования, или 40— 50 м3с 1 га (включая и массу, вырубаемую сплошь на волоках при механизированной рубке).

Одной из основных причин незначительного размера рубок ухода в лесах с экстенсивным уровнем лесного хозяйства является недостаточно развитая сеть лесных дорог и слабый спрос на лиственную и тонкомерную древесину.

В лесах с экстенсивным лесным хозяйством можно увели­чить рубки промежуточного пользования, применяя так назы­ваемые совмещенные рубки. Имеется в виду одновременное проведение рубок главного пользования проходных и отчасти прореживания на основе использования единой транспортной сети.

Механизированные проходные рубки по сумме эксплуата­ционных затрат в среднем на 40% экономичнее конно-ручных, но на 25—30% дороже рубок главного пользования. Особенно влияет на себестоимость рубок ухода средний объем хлыста. При проведении совмещенных рубок удельный вес дровяной древесины увеличивается в 1,5 раза и несколько снижается ка­чественная структура деловой древесины. Вследствие этого средняя отпускная цена реализованной лесопродукции снижа­ется.

Экономическая эффективность совмещенных рубок возра­стает с увеличением среднего расстояния вывозки в зоне лесо­возной дороги и протяженности одновременно эксплуатируемых транспортных путей. Это особенно важно, поскольку позволяет эффективно организовать совмещение главного и промежуточ­ного лесопользований в длительно осваиваемых и расстроенных сырьевых базах, характеризующихся наличием мелких разроз­ненных лесосек и значительной протяженностью лесовозных дорог.

Решающее влияние на рентабельность рубок ухода за лесом в целом оказывает удельный вес тех видов рубок, которые дают ликвидную древесину. Неликвидная древесина получается в основном при осветлениях и прочистках.

Двойственный, внутренне противоречивый характер рубок ухода (уход за насаждениями и получение древесины) обуслов­ливает сложность установления оптимального соотношения двух одновременно достигаемых результатов: увеличения раз­мера лесопользования и получения в будущем насаждений же­лательных качеств. Кроме того, сложность экономической сто­роны рубок ухода усугубляется тем, что проявление отдельных сторон эффекта осуществляется неодновременно.

Экономическому характеру рубок ухода лучше всего отве­чает такая организация, при которой лесофондодержатель, оп­ределяющий интенсивность и направленность рубок ухода, был бы административно и экономически независим от лесопользователя.

При проведении совместных рубок главного и промежуточ­ного пользовании специализированным промышленным лесоза­готовителем это требование выполняется, так как в данном слу­чае лесозаготовительное предприятие будет вынуждено искать пути снижения себестоимости лесопродукции от рубок ухода не за счет расстройства насаждений, подвергающихся мерам ухода за лесом, а путем улучшения организации и механизации лесосечных работ.

В отношении продолжительности лесопользования сущест­вуют два способа лесоэксплуатационного освоения лесных мас­сивов— непрерывный (постоянный) и периодический. Каждый из них имеет свои достоинства и недостатки, и, очевидно, ну­жен дифференцированный подход к выбору того или иного спо­соба с учетом конкретных условий.

Непрерывное лесопользование неизбежно создает стремле­ние сделать его и равномерным, что может привести к потерям продуктивности леса в случаях явного преобладания перестой­ных насаждений с пониженным приростом или недостатка спелых насаждений, влекущего за собой рубку приспевающих, не достигших максимума прироста.

Периодическое лесопользование, как показала практика ле­созаготовительной промышленности в СССР, в отдельных объ­ектах создает затруднения как для работы промышленной ле-соэксплуатации (необходимость перебазирования леспромхозов), так и для непрерывного процесса воспроизводства леса (невоз­можность обеспечить удовлетворительное лесовосстановление на концентрированных лесосеках).

Размер пользования в отдельных предприятиях лесного хо­зяйства зависит от режима хозяйства, обусловленного разделе­ния лесов на группы и от организации различных типов лесного хозяйства и лесозаготовительных предприятий. Например, ор­ганизация комплексных лесозаготовительных и лесохозяйственных предприятий может явиться предпосылкой значительного увеличения общего размера пользования за счет расширения участков леса, подвергающихся проходным и санитарным рубкам.

Сроки амортизации лесозаготовительных и лесоперерабатывающих предприятий требуют установления размера лесополь­зования в лесосырьевых базах с расчетом снабжения их сырьем на более или менее длительный период. Так, в лесах III группы с преобладанием спелых и перестойных древостоев в случае, если они служат единственной сырьевой базой круп­ных целлюлозно-бумажных, лесопильных и других предприятий, пользование организуется не столько с учетом возрастной структуры насаждений, сколько с расчетом на длительное обес­печение сырьем лесопотребляющих предприятий. В лесах II группы, которые должны служить источником удовлетворения постоянной непромышленной местной потребности в древесине, размер пользования определяется соображениями сохранения необходимого для непрерывного пользования запаса.

В настоящее время наблюдается ясно выраженная тенден­ция роста потребности на продукты и полезности леса во всем мире и особенно в социалистических странах. Так, за последние 25 лет мировое потребление деловой древесины возросло почти в 2 раза.Леса мира покрывают свыше 4 млрд. га, из них 45% зани­мают леса тропической зоны, представленные главным образом слабоэксплуатируемыми, трудно перерабатываемыми листвен­ными породами. Общий объем лесозаготовок в мире превысил 2,5 млрд. м3. Из этого объема примерно половина приходится на СССР, США, Канаду и Скандинавские страны. Почти все страны умеренного пояса (кроме СССР) подошли к предель­ному размеру отпуска леса (Джикович, 1970).

Перспективные объемы и структура мирового лесопользо-вания и лесопотребления в условиях дальнейшего научно-техни­ческого прогресса идут по направлению опережающего развития отраслей химической и химико-механической переработки дре­весины с комплексным использованием древесины при широком вовлечении в производство древесины лиственных пород, дров и отходов.

Для удовлетворения все увеличивающихся потребностей в древесине в будущем основная роль по-прежнему отводится лесам естественного про­исхождения. Основные эксплуатационные лесные массивы сосредоточены на северо-востоке СССР и на северо-западе Северной Америки. Влажные тропи­ческие и смешанные леса сконцентрированы преимущественно в бассейнах рек Амазонки и Конго, а также в юго-восточной и островной Азии. Послед­ние не принимаются в расчет как потенциальные источники деловой древе­сины, поскольку содержат мало древесных пород эксплуатационного и про­мышленного значения.

По прогнозам ФАО ООН, к началу XXI столетия Скандинавские страны и США превратятся в лесодефицитные районы. Поэтому северные хвойные леса СССР и Канады будут в дальнейшем играть важнейшую роль в миро­вом снабжении промышленности сырьем. Лесная площадь стран Европы (без СССР) составляет 150 млн. га, в них заготавливается 320—340 млн. м3 (2,1 м3/га) древесины.

В странах Западной Европы (кроме Скандинавских стран) высокостволь­ные леса занимают только 2/з лесной площади, а в странах Южной Европы имеется более 20 млн. га кустарников («маки»). Самыми лесодефицитными являются Франция, Италия, ФРГ и Англия, на их долю приходится более 80% европейского дефицита в древесине.

Потребность в древесине в мире продолжает расти быстрыми темпами. Например, по данным ФАО, промышленное потребление древесины в странах Европы (без СССР) за 1950—1960 гг. возросло на 64 млн. м3, а в период 1960—1975 гг.— на 100 млн. м3. Большой дефицит в древесине (до 80 млн. м3) ощущает Япония и другие страны Азии.

Перспективный спрос на древесину и ограниченность есте­ственных лесосырьевых промышленных ресурсов выдвигают не­обходимость создания искусственных лесонасаждений промыш­ленного значения.

Давая оценку капиталистическому лесному хозяйству, К. Маркс указывал на невыгодность и крайне ничтожные раз­меры лесовосстановительных работ. Это положение остается правомерным и в условиях современного капитализма в пре­делах частновладельческого замкнутого хозяйства. Но в усло­виях государственно-монополистического капитализма, интегра­ции лесопромышленных монополий и лесовладения в США, Ка­наде, Японии, Швеции в обстановке истощения лесных ресурсов и при наличии гигантских сверхприбылей лесопромышленные компании вынуждены заботиться о приобретении и расширении собственной лесосырьевой базы путем искусственного лесораз­ведения. Однако некоторое развитие лесовосстановительных ра­бот не может изменить общей картины преобладания лесосырьевых ресурсов стран социалистического содружества перед индустриально развитыми капиталистическими странами.

 

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ЛЕСОВЫРАЩИВАНИЯ

При феодализме масштабы приложения труда и средств на восстановление лесов были настолько незначительны, что прак­тически не могли оказывать влияния на сохранение лесов, пло­щади которых сокращались не только из-за перевода лесных площадей в сельскохозяйственные угодья, но и в результате экономической невыгодности применения крепостной рабочей силы на лесовосстановительных работах.

По мере развития капитализма в эксплуатацию вовлекались все большие площади естественно выросших лесов. При этом забота о восстановлении лесов проявлялась со стороны лесо-владельцев в применении таких режимов хозяйства и лесополь-зования (правила отпуска леса и способы рубки), которые главную часть расходов на лесовосстановление перекладывали на плечи лесопромышленников.

В условиях государственно-монополистического капитализма в экономически развитых странах, где резко возросла степень концентрации капитала в лесной промышленности и в крупных лесопромышленных объединениях, расширяются лесокультурные работы в целях создания сырьевой базы лесообрабатывающей промышленности.

Лесопромышленные монополии США и Западной Европы вкладывают капиталы в лесовосстановление, а лесовыращивание превращается в своеоб­разный сырьевой цех лесообрабатывающих производств, развиваемых за счет сверхприбылей монополий.

Положительное влияние на восстановление лесов оказало также разви­тие государственно-монополистического капитализма, приведшее к сосредоточению в руках государства больших лесных территорий. Нередко лесовос-становительные работы проводят за счет государственных субсидий и кредитов.

В связи с прогрессом лесоводственной науки, техники переработки дре­весины и изменениями в структуре лесопотребления значительно сокращаются сроки оборота капитала в лесовыращивании. Особенно большое значение для ускорения оборота капитала имеют лигнокультуры (производство древесины) в форме плантаций быстрорастущих пород, которые в послевоенном периоде получают все нарастающее значение в снабжении древесиной.

Однако главным источником увеличивающихся капиталовложений в ле­совыращивании в условиях современного капиталистического лесного хозяй­ства являются высокие корневые цены леса и высокая рента с естественных лесов, в результате чего лесовладельцы заинтересованы в получении большей массы рентного дохода. Известно, что вложение капитала в лесовыращива-ние не может повысить величину ренты с единицы запаса леса на корню, но повышение продуктивности леса, сокращение периода лесовыращивания на базе внедрения быстрорастущих древесных пород и применения различных способов рубок ухода за лесом и другие меры дают возможность значи­тельно увеличить массу вырубаемой древесины с единицы лесной площади, т. е. получать большие суммы рентного дохода.

Однако эти факты не устраняют законов, органически при­сущих капитализму, в результате которых судьбу лесов и лесо­выращивания определяют не прямые потребности общества, а возможность получения и присвоения прибыли.

Только общенародная социалистическая собственность на леса дает возможность использовать лесные ресурсы комплексно и с максимальной пользой для всего общества, только она сде­лала реальным в СССР переход к новому, более высокому типу лесного хозяйства.

Развитие социалистического лесного хозяйства, а следова­тельно, и масштабы лесовыращивания определяются народно­хозяйственной потребностью, принципами рационального ис­пользования и сохранения природных богатств страны, а также ростом источников финансирования внутри самого лесного хо­зяйства.

Сроки оборачиваемости затраченных средств и при соци­ализме решающим образом влияют на распределение ресурсов между отраслями с учетом сроков их окупаемости. Поэтому и здесь важнейшим фактором, определяющим масштабы лесо­выращивания, является длительность сроков кругооборота за­трат на его осуществление.

Ускорить оборот средств, затрачиваемых на лесовыращива­ние, можно либо путем сокращения периода производства (внедрение быстрорастущих пород, применение систем рубок, направленных на активный уход за древесным запасом, и др.), либо за счет более полного использования насаждений и лес­ной среды для получения различных продуктов и полезностей еще в стадии лесовыращивания (промежуточное пользование древесиной, побочные пользования лесом, разведение промысло­вой фауны и т. п.), обеспечивающего возврат обществу части или всей суммы вложенных в лесовыращивание средств ранее наступления срока главной рубки.

Вложенные обществом средства возвращаются и через мно-‘ госторонние полезные функции лесных ресурсов. Лес оказывает положительное влияние на примыкающие лесохозяйственные земли. Водоохранные свойства леса проявляются в дополнитель­ных киловатт-часах электроэнергии, получаемых на гидроэлек­тростанциях, водоемы которых защищены лесами. Защитные полосы вдоль дорог повышают производительность труда и сни­жают себестоимость перевозок.

ПЛАНИРОВАНИЕ ОБЪЕМОВ ЛЕСОВЫРАЩИВАНИЯ

Затраты на лесное хозяйство, связанные с охраной леса и выполнением лесохозяйственных мероприятий, в результате про­ведения которых в настоящее время не производится товарная продукция, покрываются за счет той части национального до­хода, которая идет на капиталовложения. Но на практике эти расходы не отождествляются с капиталовложениями, так как за их счет не создаются основные фонды лесного хозяйства. Рас­ходы на приобретение лесохозяйственных машин и механизмов, строительство зданий и сооружений и прочих основных фондов лесного хозяйства относятся к капиталовложениям лесного хо­зяйства. Их планируют и учитывают отдельно от операционных затрат на проведение мероприятий по лесовыращиванию и лесоохране, хотя и те и другие покрываются из одного источ­ника — части национального дохода.

Последнее обстоятельство определяет главную особенность планирования лесного хозяйства, заключающуюся в том, что его принципы имеют известное сходство с принципами плани­рования капитальных вложений в других отраслях, так как фи­нансируются из одного и того же источника.

Еще одна особенность планирования лесовыращивания со­стоит в невозможности определить основные плановые задания по развитию лесохозяйственного производства простым расче­том исходя из установленных объемных заданий по развитию ведущих по отношению к лесному хозяйству отраслей.

Если рост лесозаготовительной промышленности планируется пропорцио­нально развитию лесопотребляющих отраслей с поправкой на изменение удельных норм расхода древесного сырья, то в отношении лесного хозяй­ства этого сказать нельзя. Текущий объем производства лесозаготовительной промышленности не зависит от текущего современного объема лесохозяй­ственного производства (лесовосстановительных и лесохозяйственных работ).

Эта зависимость существует лишь для периодов, исчисляемых десятиле­тиями. Так же обстоит дело с экономическими связями между лесным хо­зяйством и земледелием. В пределах года или даже пятилетия трудно обна­ружить прямую связь сельского хозяйства и создаваемых защитных лесных насаждений, не говоря уже о роли общих лесохозяйственных мероприятий.

Расходуемые на лесное хозяйство средства по срокам их оборачиваемости делятся на две группы: в зависимости от того, связано ли их расходование с проведением самоокупающихся лесохозяйственных мероприятий или с проведением меропри­ятий, не являющихся самоокупающимися. Это обстоятельство обусловливает специфику подхода при планировании работ в лесном хозяйствел

Поскольку расходы по лесовыращиванию для общества по источникам финансирования аналогичны капиталовложениям на очень длительный период, то размер этих затрат определя­ется не столько внутриотраслевыми критериями, сколько обще­государственными финансовыми возможностями и соображени­ями сохранения и расширения сырьевых ресурсов, которые будут служить базой производства лесоматериалов и других продуктов и полезностей в будущем.

Масштабы лесохозяйственного производства зависят также от уровня производительности труда и себестоимости единицы лесохозяйственных работ.

Основным фактором снижения издержек лесохозяйственного производства являются механизация и химизация лесохозяйст­венных работ, позволяющие резко снизить их себестоимость и трудоемкость. Снизить затраты на лесовыращивание можно еще и другим путем. Часть лесовосстановительных процессов может быть осуществлена без особых затрат в ходе предшествующих лесозаготовительных работ. Примером использования этой воз­можности является сохранение подроста. Естественному возоб­новлению можно способствовать и многими другими путями — применением соответствующих способов рубки, более совершен­ных технологических схем лесосек и др.

Большое значение для снижения издержек лесохозяйствен­ного производства имеет также умелое применение лесоводственной техники и передовой технологии производства, под ко­торой понимают комплекс технолого-лесоводственных приемов, способствующих максимальному использованию при лесовыра-щивании естественных сил природы.

‘При планировании лесовосстановительных работ определя­ются отдельно объемы посева и посадки леса и мероприятий по естественному лесовозобновлению. При этом посев и посадку планируют на площадях, не покрытых лесом; на участках, на­ходящихся под подсочкой, и на площадях, где процесс естест­венного возобновления леса не обеспечивает выполнения но­вых требований данного хозяйства,»

В степных и лесостепных районах страны с практически ис­черпанным лесокультурным фондом, помимо облесения площа­дей текущей лесосеки, в план лесовосстановительных работ включают объекты работ по созданию противоэрозионных на­саждений на оврагах, балках, песках и других непригодных для сельскохозяйственного использования землях, а также работы по реконструкции малоценных молодняков. В многолесных рай­онах основной объем лесовосстановительных работ направлен на постепенное освоение имеющегося лесокультурного фонда.

При разработке плана по посеву и посадке леса составля­ется баланс посадочного материала и лесных семян по поро­дам исходя из площади посадок, дополнения культур для поса­дочного материала, а также исходя из площади посева на лесокультурных участках и питомниках для семян.

В настоящее время в показатели плана по лесному хозяй­ству включают новый показатель — перевод культур в покрытую лесом площадь. Этот качественный показатель характеризует успешность ранее выполненных работ по лесовосстановлению и лесоразведению. Основным критерием для перевода явля­ются такие культуры, которые обеспечивают формирование полноценных насаждений: достаточное количество и равномер­ное размещение по площади главной породы, наступление в культурах стадии смыкания крон, достижение культурами та­кого состояния, когда отпадает необходимость в уходе за почвой^

План лесовосстановительных работ определяет объемы и других важнейших работ по лесовыращиванию: мер содействия естественному возобновлению леса, ухода за лесными культу­рами, подготовки почвы под лесные культуры, заготовки семян, осушения лесных земель, инвентаризации и устройства лесов, повторного лесоустройства, рубок ухода за лесом и др.

Планирование в лесном хозяйстве, как и во всех отраслях народного хозяйства, идет снизу вверх — от лесхозов в област­ные или краевые управления, в республики, далее в Гослесхоз СССР и Госплан СССР, где разрабатывается общий для СССР проект плана для включения в сводный народнохозяйственный план.

На основании заложенного в народнохозяйственном плане задания по лесовыращиванию контрольные цифры сообщают республикам, которые, дополнив их работами, имеющими важ­ное значение для данной республики, доводят контрольные цифры до нижестоящих звеньев управления лесным хозяйством и в конечном счете до предприятий лесного хозяйства.

Директорам предприятий дается право в пределах лимитов финансирования и при обязательном выполнении плановых за­даний, поставленных вышестоящими организациями, включать в план по собственному усмотрению проведение различных ле­совосстановительных работ, необходимых для улучшения со­стояния лесного фонда и охраны леса.

ОБЪЕМЫ И РАЗМЕЩЕНИЕ ЛЕСОХОЗЯЙСТВЕННЫХ РАБОТ

Объем лесовосстановительных работ (посев, посадка, содей­ствие естественному возобновлению) в определенной степени зависит от площади сплошных рубок и доли вырубок, возобнов­ляющихся ценными материнскими породами (в среднем при сплошных рубках возобновляется удовлетворительно без смены пород 30—40% лесосек). В настоящее время лишь на 40% ле­сосек проводятся лесокультурные мероприятия. В ближайшем будущем предусматривается охватить 60—70% площади сплош­ных рубок посевом-посадкой и содействием естественному возоб­новлению в основном путем сохранения подроста хвойных пород.

За годы Советской власти лесные культуры в нашей стране созданы на площади 22,7 млн. га. При этом в последнее деся­тилетие ежегодно производилось в среднем по 1,2 млн. га (без содействия естественному возобновлению).

На 1 января 1973 г. в целом по стране было учтено 15,9 млн. га лесных культур, из них 11,1 млн. га — переведенных в по­крытую лесом площадь. С 1961 по 1973 г. площадь лесных куль­тур увеличилась в 2 раза. В европейско-уральской части СССР сосредоточено 82% лесных культур.

Ежегодная площадь всех видов лесовосстановительных меро­приятий в годы десятой пятилетки составляет 2,5 млн. га. Если учесть, что на лесосеках условно-сплошных рубок лесокуль­турные мероприятия затруднены и примерно 30 — 40% площа­дей, вышедших из-под сплошных рубок, удовлетворительно во­зобновляется естественным путем, то можно считать, что в це­лом по СССР площади лесовосстановительных мероприятий и сплошных рубок примерно равны. Но по отдельным зонам на­блюдаются несоответствия между площадью рубок и объемом лесовосстановительных работ.

В лесодефицитных районах площадь лесных культур и со­действия естественному возобновлению в 3 раза превосходит площадь сплошных рубок, что говорит о расширении лесопо-крытой площади в этих районах за счет ранее не облесенных лесосек, нелесных земель и т. п^

В лесоизбыточных районах лесовосстановительные меропри­ятия проводятся лишь на 2/з площади сплошных рубок. Но если принять во внимание низкое качество лесных культур в этих районах и большой удельный вес работ по содействию естествен­ному возобновлению, которое часто не дает ожидаемых резуль­татов, то фактически разрыв между площадью рубок и лесо-восстановлением более значителен.»

За 1971—1975 гг. работы по лесовосстановлению и полеза­щитному лесоразведению выполнены на площади 12,15 млн. га, т. е. на 150 тыс. га больше, чем намечалось по плану. В таком же объеме намечаются лесовосстановительные работы и на де­сятую пятилетку (Воронин и др., 1978).

Из 2,5—3,0 млн. га сплошных вырубок в предстоящей перс­пективе 0,4—0,6 млн. га ежегодно будут восстанавливаться хо­зяйственно ценными породами, естественным путем; 1,3 млн. га — искусственно, путем создания лесных культур; 0,8— 1,1 млн. га предполагается охватить мероприятиями по содей­ствию естественному возобновлению вырубаемого леса, преиму­щественно за счет сохранения подроста ценных пород при раз­работке лесосек. В связи с этим объемы лесовосстановительных работ в многолесных районах страны на вырубках с избыточно увлажненными почвами намечается увеличить до 60% от общего объема посадки и посева леса.

В перспективе будет неуклонно возрастать удельный вес лесных культур, выполняемых посадками, хотя в определенных условиях будет сохранять свое значение и посев леса. В послед­ние годы посадкой создается около 80% лесных культур. В де­сятой пятилетке предусматривается расширение ежегодного объема рубок ухода в молодняках до 1,5 млн. га.

Особое внимание в ближайшей перспективе будет уделено механизации лесопосадочных работ, работ по уходу за лесными культурами, разработке новой техники и технологиии выращи­вания посадочного материала с закрытой корневой системой и высадки его на лесокультурную площадь. Последнее призна­ется весьма прогрессивным направлением в лесокультурном деле, обеспечивающим большую экономию трудовых резервов, повышение качества лесокультурных работ, выгодное лзмене-ние характера труда и типа питомнического хозяйства. Большое значение имеет создание лесопосадочных машин с автоматиче­ской подачей посадочного материала, исключающей участие ручного труда.

В многолесных районах страны намечается усиление хими­ческих средств борьбы с нежелательной древесной и кустар­никовой растительностью, основанных на использовании хими­ческих препаратов, безвредных для фауны и человека.

Пахотные земли страны периодически подвергаются вред­ному воздействию засух и суховеев, а также водной и ветровой эрозии. В целях борьбы с этими нежелательными явлениями природы намечается на землях колхозов и совхозов в зоне защитного лесоразведения создать законченные системы поле­защитных лесных насаждений, предусматривающие высокую эффективность лесозащиты в сочетании с агротехническими, гидротехническими и организационно-хозяйственными меропри­ятиями.

Площадь полезащитных лесных полос на территории кол­хозов и совхозов СССР в 1975 г. составляла около 4 млн. га.

Проведенные Гослесхозом СССР обследования показали, что прибавка урожая зерна под защитой лесных полос во многих, особенно в засушливых, районах составляет от 20 до 70%.

Для решения предстоящих задач в области лесовосстанов-ления и лесоразведения необходимо добиться обеспечения этих рлбот высококачественными семенами и посадочным матери­алом с улучшенной наследственной основой, форсировать созда­ние лесосеменных плантаций и постоянных лесосеменных уча­стков, выращивание посадочного материала в теплицах, под полиэтиленовым покрытием и с закрытой корневой системой, максимально механизировать работы по заготовке, обработке семян и выращиванию надлежащего количества и улучшенного качества посадочного материала в питомниках.

Лесомелиоративный фонд СССР достигает 300 млн. га, в том числе в европейской части около 50 млн. га, а первоочередной фонд лесомелиорации с высокой потенциальной эффективностью составляет 49,8 млн. га, в том числе в европейской части СССР и на Урале — 28,9 млн. га (Воронин, 1978).

К настоящему времени осушено 2,6 млн. га лесных земель. В дальнейшем ежегодные объемы гидромелиоративных работ должны увеличиться в 2 раза.

Очень важным мероприятием по лесовыращиванию явля­ется сохранение имеющихся запасов леса, т. е. их противопо­жарная охрана.

На предприятиях лесного хозяйства функционируют свыше 2000 пожарно-химических станций и около 3000 пожарных на­блюдательных пунктов. Общая площадь лесов, охраняемая ави­ационными средствами, составляет около 750 млн. га, в том чи­сле 28,2 млн. га лесов на землях колхозов и совхозов.

В СССР освоено лишь 60—65% площади лесов. Резервные леса, не являющиеся объектом лесохозяйственного производст­венного воздействия, занимают громадные пространства север­ной и восточной частей азиатской территории страны. Поэтому для экономически правильного понимания размещения в лес­ном хозяйстве необходимо отличать географическое размещение лесохозяйственного производства от географического размеще­ния лесных ресурсов.

Особенностью размещения лесохозяйствен­ного производства в СССР является то, что оно осущест­вляется на базе уже созданных природой лесных ресурсов на громадных территориях, наполовину хозяйственно не освоен­ных. При этом уровень хозяйственного воздействия на естест­венный прогресс воспроизводства лесных ресурсов резко меня­ется в зависимости от экономических условий, степени лесоде-фицитности районов. Поэтому географическое размещение лесо­хозяйственного производства характеризуется не столько разме­щением самих лесов, сколько интенсивностью хозяйства в них.

Основные факторы, определяющие размещение лесохозяйст­венного производства, следующие.

Географическое размещение лесов и их народнохозяйст­венное значение.

Из 2,5—3,0 млн. га сплошных вырубок в предстоящей перс­пективе 0,4—0,6 млн. га ежегодно будут восстанавливаться хо­зяйственно ценными породами, естественным путем; 1,3 млн. га — искусственно, путем создания лесных культур; 0,8— 1,1 млн. га предполагается охватить мероприятиями по содей­ствию естественному возобновлению вырубаемого леса, преиму­щественно за счет сохранения подроста ценных пород при раз­работке лесосек. В связи с этим объемы лесовосстановительных работ в многолесных районах страны на вырубках с избыточно увлажненными почвами намечается увеличить до 60% от общего объема посадки и посева леса.

В перспективе будет неуклонно возрастать удельный вес лесных культур, выполняемых посадками, хотя в определенных условиях будет сохранять свое значение и посев леса. В послед­ние годы посадкой создается около 80% лесных культур. В де­сятой пятилетке предусматривается расширение ежегодного объема рубок ухода в молодняках до 1,5 млн. га.

Особое внимание в ближайшей перспективе будет уделено механизации лесопосадочных работ, работ по уходу за лесными культурами, разработке новой техники и технологиии выращи­вания посадочного материала с закрытой корневой системой и высадки его на лесокультурную площадь. Последнее призна­ется весьма прогрессивным направлением в лесокультурном деле, обеспечивающим большую экономию трудовых резервов, повышение качества лесокультурных работ, выгодное лзмене-ние характера труда и типа питомнического хозяйства. Большое значение имеет создание лесопосадочных машин с автоматиче­ской подачей посадочного материала, исключающей участие ручного труда.

В многолесных районах страны намечается усиление хими­ческих средств борьбы с нежелательной древесной и кустар­никовой растительностью, основанных на использовании хими­ческих препаратов, безвредных для фауны и человека.

Пахотные земли страны периодически подвергаются вред­ному воздействию засух и суховеев, а также водной и ветровой эрозии. В целях борьбы с этими нежелательными явлениями природы намечается на землях колхозов и совхозов в зоне защитного лесоразведения создать законченные системы поле­защитных лесных насаждений, предусматривающие высокую эффективность лесозащиты в сочетании с агротехническими, гидротехническими и организационно-хозяйственными меропри­ятиями.

Площадь полезащитных лесных полос на территории кол­хозов и совхозов СССР в 1975 г. составляла около 4 млн. га.

Проведенные Гослесхозом СССР обследования показали, что прибавка урожая зерна под защитой лесных полос во многих, особенно в засушливых, районах составляет от 20 до 70%.

Для решения предстоящих задач в области лесовосстанов-ления и лесоразведения необходимо добиться обеспечения этих рлбот высококачественными семенами и посадочным матери­алом с улучшенной наследственной основой, форсировать созда­ние лесосеменных плантаций и постоянных лесосеменных уча­стков, выращивание посадочного материала в теплицах, под полиэтиленовым покрытием и с закрытой корневой системой, максимально механизировать работы по заготовке, обработке семян и выращиванию надлежащего количества и улучшенного качества посадочного материала в питомниках.

Лесомелиоративный фонд СССР достигает 300 млн. га, в том числе в европейской части около 50 млн. га, а первоочередной фонд лесомелиорации с высокой потенциальной эффективностью составляет 49,8 млн. га, в том числе в европейской части СССР и на Урале — 28,9 млн. га (Воронин, 1978).

К настоящему времени осушено 2,6 млн. га лесных земель. В дальнейшем ежегодные объемы гидромелиоративных работ должны увеличиться в 2 раза.

Очень важным мероприятием по лесовыращиванию явля­ется сохранение имеющихся запасов леса, т. е. их противопо­жарная охрана.

На предприятиях лесного хозяйства функционируют свыше 2000 пожарно-химических станций и около 3000 пожарных на­блюдательных пунктов. Общая площадь лесов, охраняемая ави­ационными средствами, составляет около 750 млн. га, в том чи­сле 28,2 млн. га лесов на землях колхозов и совхозов.

В СССР освоено лишь 60—65% площади лесов. Резервные леса, не являющиеся объектом лесохозяйственного производст­венного воздействия, занимают громадные пространства север­ной и восточной частей азиатской территории страны. Поэтому для экономически правильного понимания размещения в лес­ном хозяйстве необходимо отличать географическое размещение лесохозяйственного производства от географического размеще­ния лесных ресурсов.

Особенностью размещения лесохозяйствен­ного производства в СССР является то, что оно осущест­вляется на базе уже созданных природой лесных ресурсов на громадных территориях, наполовину хозяйственно не освоен­ных. При этом уровень хозяйственного воздействия на естест­венный прогресс воспроизводства лесных ресурсов резко меня­ется в зависимости от экономических условий, степени лесоде-фицитности районов. Поэтому географическое размещение лесо­хозяйственного производства характеризуется не столько разме­щением самих лесов, сколько интенсивностью хозяйства в них.

 

Основные факторы, определяющие размещение лесохозяйст­венного производства, следующие:

1. Географическое размещение лесов и их народнохозяйст­венное значение.

2. Географическое размещение ведущих в отношении разви­тия лесного хозяйства отраслей (лесозаготовительной промыш­ленности, сельского хозяйства).

3. Технический уровень лесохозяйственного производства.

4. Разная экономическая эффективность лесохозяйственного производства в различных лесоэкономических, лесорастительных и лесопотребляющих районах.

Географическое размещение лесохозяйственных работ про­изводится в рамках групп лесов. Поэтому размещение по тер­ритории страны групп лесов предопределяет в крупных рамках и различие в интенсивности лесного хозяйства по районам.

В отношении географического размещения лесное хозяйство является в первую очередь спутником лесозаготовительной про­мышленности. Перебазирование лесозаготовок в ранее не осво­енные районы требует проведения в этих районах лесоустрой­ства, работ по отпуску и охране леса, организации контроля за лесозаготовителями и проведения лесовосстановительных мер.

Существенно влияет на размещение лесохозяйственного про­изводства технический уровень производства, так как механи­зация и химизация резко сокращают трудоемкость работ и по­требность в рабочей силе, способствуют расширению фронта лесохозяйственных мероприятий.

Современное размещение лесозаготовительных мероприятий по районам не соответствует наличию в них л.есосырьевых ре­сурсов. Так, в европейско-уральской лесозкономической зоне, где расположено 20% эксплуатационных запасов, в настоящее время заготовляется 70% древесины. В малолесных районах размещено всего лишь 3% эксплуатационных запасов, но за­готовляется более ‘/4 общего объема лесоотпуска.

В послевоенный период наблюдались определенные сдвиги в перебазировании лесозаготовок в лесоизбыточные районы. Так, в последнее десятилетие удельный вес восточных районов в общем объеме лесозаготовок увеличился с 28 до 34%, а в ма­лолесных районах европейской части страны снизился с 30 до 26%.

В будущем предусматриваются более ускоренные темпы пе­ребазирования. Объем лесозаготовок в азиатской части страны возрастет более чем в 2 раза при стабилизации отпуска леса в европейской части.

Рубки ухода за лесом ранее проводились главным образом в лесах водоохранной зоны, где удельный вес промежуточного пользования в общем объеме заготовок древесины достигает 40% при 3% в лесопромышленной зоне.

В настоящее время рубки ухода сосредоточены преимущест­венно в европейской части страны. Почти 

В ближайшее время объем рубок ухода за лесом предусмат­ривается увеличить примерно в 1,5 раза, при этом рубки ухода в молодняках возрастут в 2—2,5 раза. Существенно увеличатся рубки промежуточного пользования в азиатской части страны. В районах интенсивного хозяйства площадь рубок ухода возра­стет в основном за счет рубок ухода за молодняками.

 

ПОВЫШЕНИЕ ПРОДУКТИВНОСТИ ЛЕСОВ

Центральное место в комплексе работ по лесовыращиванию как одному из составных частей воспроизводства леса занимают мероприятия по повышению продуктивности лесов, которое и является конечной целью лесохозяйственного производства.

Продуктивность лесов — категория экономическая и имеет иное, более богатое содержание, чем производительность лес­ных угодий. Она отражает не только результаты повышения производительности лесных угодий, но и все другие положитель­ные стороны постановки и ведения хозяйства и должна практи­чески измеряться количеством хозяйственно пригодной древе­сины, выращиваемой за год в расчете на 1 га лесной площади.

Остановимся на важнейших путях повышения продуктивно­сти лесов, взятых в единстве с производительностью лесных угодий.

Повышение плодородия земель лесного фонда. Маркс различает естественное (природное) и экономическое плодоро­дие. В сельскохозяйственном производстве в результате перепле­тения в нем рабочего периода с естественным процессом роста и развития растительных организмов продукция выступает как единство двух составляющих — продукта природы и продукта труда. Первая — продукт природы зависит от плодородия почвы, климатических условий и прочих природных сил, т. е. от есте­ственного плодородия. Вторая — продукт труда находится в пря­мой зависимости от эффективности применения общественных производительных сил (труд, удобрения, машины), т. е. от эко­номического плодородия.

Повысить плодородие лесных почв можно путем гидротехни­ческой мелиорации, внесения удобрений, культивирования соот­ветствующих древесных и кустарниковых пород и прочих лесо-водственных способов улучшения почв.

Особенно большое влияние на повышение плодородия из­быточно увлажненных лесных почв оказывает гидротехническая мелиорация. Лесоосушительные мелиорации в сочетании с лесо-водственными и лесокультурными мероприятиями позволяют ко­ренным образом улучшить лесорастительные условия. „>

Площадь заболоченных земель в гослесфонде СССР дости­гает 300 млн. га, в том числе в европейской части страны, вклю­чая Урал, 60 млн. га. Гидромелиоративный фонд представлен лесопокрытыми площадями на 50%, остальное занимают болота.

Продуктивность насаждений после осушения повышается в сред­нем на два класса бонитета с добавочным приростом 2—3 м3/га.

В последние годы в европейских странах начинает находить широкое распространение такой вид мелиорации лесных почв, как удобрение, которое резко сокращает сроки лесовыращива-ния и значительно повышает продуктивность насаждений.’Удоб­рение 1 га обходится при этом в 25—80 руб. при длительности действия 5 лет.

Введение в состав лесов быстрорастущих и местных ценных пород позволяет наиболее эффективно использовать силы при­роды, плодородие почв. Внедрение новых быстрорастущих пород в состав лесов, а также использование местных ценных пород позволяют наиболее эффективно использовать силы природы, плодородие почв. Внедрение быстрорастущих лиственных и хвой­ных древесных пород в количестве не менее 50% всех экземпля­ров уже позволяет увеличить прирост в несколько раз. Осо­бенно высокие результаты дают плантации быстрорастущих гибридных пород. Эти плантации в состоянии при применении активных агротехнических и лесокультурных мер, внесении удобрений и систематическом рыхлении почвы довести годич­ный прирост на 1 га гибридных форм тополя до 25—30 м3 и хвойных пород — до 20—25 м3. Время выращивания пиловоч­ника среднего диаметра сокращается до 10—20 лет.;

При обороте рубки 10—15 лет можно получить с! га план­тации тополя 320—380 м3запаса при среднем диаметре 40— 45 см и высоте 25—27 м (в том числе 40% пиловочника, 20% фанерного кряжа и 20% балансов). «Плантационный возраст спелости» — понятие, не совпадающее с физическим возрастом деревьев, он исчисляется от момента посадки саженцев. Опти­мальным возрастом спелости для тополя считается 15—30 лет.

Для повышения производительности лесов и их продуктив­ности важное значение имеют мероприятия по переводу поросле­вых насаждений в семенные высокопродуктивные. В европейской части СССР дубравы занимают около 6 млн. га, из которых высокоствольные насаждения составляют всего 43%.

Опыт лесхозов УССР подтверждает, что при замене грабо­вых порослевых насаждений сложными дубравами к 40 годам продуктивность дуба увеличивается в 3,6 раза по сравнению с продуктивностью граба.

Сокращение периода возобновления леса — важный момент для уменьшения общих сроков лесовыращивания. Чем дольше не возобновляется лесосека после вырубки леса, тем продолжи­тельнее общие сроки лесовыращивания. В результате продол­жительных сроков возобновления известная часть площади не продуцирует, остается неиспользованной, в результате чего хо­зяйство теряет на приросте. Одним из путей сокращения пери­ода лесовыращивания является обеспечение возобновления вы­рубаемых площадей путем проведения активных мер содействия

естественному возобновлению или производства лесных куль­тур.

Сокращение сроков выращивания древостоев до момента рубки можно осуществлять с помощью многих мер, часть из ко­торых одновременно играет роль факторов повышения произ­водительности лесов. Одной из таких мер является, например, повышение плодородия лесных почв и улучшение условий роста вообще. Решение этой задачи может быть достигнуто не только путем проведения осушения, удобрения почвы и др., но также с помощью обычных лесохозяйственных мероприятий (рубки ухода, подбор пород). Сроки выращивания леса нужного каче­ства можно сокращать также методами ускоренного формирова­ния насаждений желательного состава и строения, быстрейшего наращивания диаметров деревьев без снижения качества древе­сины (уход за лесом). Наконец, большую роль играет широкое внедрение в состав лесов древесных пород, отличающихся бы­стрым ростом и полученных путем выведения гибридных форм.

Сокращение цикла воспроизводства насаждений обеспечива­ется также и непрерывным совершенствованием технологии пе­реработки древесины, снижающим требования не только к раз­мерам сортиментов древесины, но и к ее физико-механическим свойствам.

ПРОЕКТИРОВАНИЕ ПРОДУКТИВНОСТИ ЛЕСОВ

Показатели уровня и динамики продуктивности лесов. Проб­лема разработки показателей уровня и динамики продуктивно­сти лесов в СССР впервые приобрела большое практическое значение для экономического руководства и планирования лес­ного хозяйства в конце 50-х годов, когда была поставлена за­дача в течение 10 лет обеспечить повышение продуктивности ле­сов на 10—15%. До этого задача оценки продуктивности лесов рассматривалась лишь в общем виде, без конкретизации зада­ний. Однако разработка общепринятой методики определения показателей уровня продуктивности лесов до сих пор практи­чески отсутствует. Вследствие этого необходимо рассмотреть, насколько объективны используемые показатели роста уровня и динамики продуктивности лесов.

Для оценки уровня и динамики количественной про­дуктивности эксплуатационных лесов служат древесный запас и древесный прирост, который определяют (чтобы исключить влияние изменения размеров площади хозяйственных единиц) в расчете на 1 га либо лесопокрытой, либо лесной площади. Наличный древесный запас, учитываемый при лесоустройстве и содержащийся в лесоинвентаризационных документах, и его производное — средний прирост не дают точной характеристики уровня продуктивности леса, так как не включают ту часть за­паса, которая была выбрана за весь период жизни насаждений рубками ухода и санитарными рубками или ушла в отпад. По­этому, оценивая уровень продуктивности лесов, необходимо, по­мимо наличного запаса и вычисленного по нему среднего при­роста, использовать предложенные П. В. Васильевым показа­тели валовой и потенциальной продуктивности: валовой и потенциальный запасы и приросты.

Для оценки динамики качественной продуктивности лесов Е. Я. Судачков (1969) предложил использовать систему условно-натураль­ных измерителей, позволяющих приводить различные по качеству (породный и товарный состав) запасы лесов к единому измерителю. Запасы древесины отдельных древесных пород измеряются через переводные коэффициенты, выражающие плотность данной породы. В качестве единицы принята самая легкая древесина — пихта сибирская с плотностью 0,35 г/см3. В основу пере­водных коэффициентов для отдельных сортиментов была положена их по­требительная стоимость, учтенная при дифференциации оптовых цен на лесо-продукцию.

Для выражения количественного эффекта, достигаемого посредством тех или иных мероприятий по повышению продуктивности лесов, можно исполь­зовать следующие показатели: 1) добавочный текущий прирост на площади, подвергшейся хозяйственному воздействию; 2) добавочный запас на 1 га, который будет получен в насаждениях в результате проведенного мероприя­тия; 3) добавочный средний прирост в хозяйстве и по объекту в целом.

Добавочный текущий прирост может быть рассчитан по 5- или 10-летиям для объектов различных возрастов. Это позволит подсчитать суммарный эффект от мероприятий с момента их проведения для заданного возраста. Однако при сравнении различных видов мероприятий основным показателем эффективности лесохозяйственных работ должен быть добавочный текущий прирост в возрасте количественной спелости или рубки. Это позволит исклю­чить влияние действительного возраста отдельных объектов и сделает воз­можным сравнение отдельных лесохозяйственных мероприятий по их эффек­тивности. Например, если сравнивать эффект от осушения нескольких уча­стков леса одного типа, но различного возраста, то добавочный текущий прирост в зависимости от возраста будет для них неодинаковым, но по своей общей продуктивности все эти участки будут равноценными.

Добавочный текущий прирост как измеритель эффекта от мероприятий по повышению продуктивности леса может быть использован для обоснова­ния выбора объектов, на которых целесообразнее проведение того или иного мероприятия в данных конкретных условиях хозяйства (как показатель «сте­пени отзывчивости» объектов на то или иное хозяйственное воздействие и для обоснования выбора оптимального варианта способа выполнения меро­приятия).

При существующих методах определения текущего прироста использо­вание добавочного текущего прироста в качестве показателя повышения уровня продуктивности леса по хозяйственной единице (хозсекции, хозяйственной части) и объекту в целом (лесхозу, области, республике) не пред­ставляется пока возможным. Однако если будут предложены практически удобные и точные методы определения текущего прироста, для этой цели можно использовать добавочный периодический текущий прирост на 1 га лесной площади.

Добавочный запас на 1 га как измеритель эффективности лесохозяй­ственных мероприятий необходим потому, что текущий прирост не позволяет оценивать перспективу лесопользования, обеспечиваемую в результате про­ведения мероприятий по повышению продуктивности леса.

Более правильным было бы исчислить добавочный запас на 1 га исходя из валовой продуктивности. Однако в хозяйствах, относительно малоинтен­сивных, где невозможно с достаточной достоверностью получить данные об использовании эксплуатационного запаса за период жизни данного поколения леса, не говоря уже о естественном отпаде, допустимо исчислять добавочный запас исходя из наличных запасов. Добавочный средний прирост прихо­дится использовать в качестве измерителя эффекта от мероприятий по по­вышению продуктивности лесов из-за невозможности пока применять для этой цели добавочный текущий прирост.

Средний прирост находят путем деления запаса на возраст насаждения. Поэтому величина добавочного среднего прироста определяется делением добавочного запаса на возраст (включая и возраст до проведения меро­приятия).

Установить действительный результат проведенных лесохозяйственных мероприятий за короткий промежуток времени очень трудно. Только инвен­таризация лесов через более или менее длительный период позволит это сделать. В настоящее время определяют средний эффект для типичных усло­вий на основе изучения и обобщения закономерностей роста леса под влия­нием различных лесохозяйственных работ по повышению продуктивности леса.

Основная цель повышения продуктивности лесов эксплуатационного зна­чения — увеличение объема пользования древесиной. Поэтому основным по­казателем уровня продуктивности и степени ее повышения в лесах должен быть добавочный древесный запас, получаемый в хозяйстве за счет проведен­ных лесохозяйственных мероприятий в определенный срок. А так как древес­ный запас есть функция древесного прироста и времени, то в качестве ос­новы для установления эффективности того или иного лесохозяйственного мероприятия должен быть принят годовой среднепериодический прирост. Эти нормативы должны быть дифференциальны по лесорастительным райо­нам. В пределах каждого района желательно устанавливать нормативы по типам или группам типов леса. Однако на первом этапе работы по составле­нию нормативов целесообразно устанавливать их по породам и классам бонитета.

В экономическом плане проблема прогнозирования повышения продук­тивности лесов носит не только лесотаксационный или лесоустроительный характер. Методика проектирования продуктивности леса разрабатывается и отраслевой экономикой.

В теоретическом плане эти вопросы представляют определение матери­альных результатов лесохозяйственного производства, не принимающих  стоимостной, товарной формы, так как добавочный, полученный в результате лесохозяйственного производства, материальный продукт (добавочный при­рост и древесный запас, откладываемые на всех деревьях древостоя) ос­тается составной, неотъемлемой частью главного средства производства — лесоземельного угодья.

Методика проектирования продуктивности лесов

В качестве основного показателя продуктивности лесов П. В. Васильев (1972) предложил валовую продуктивность, под которой пони­мается суммарное накопление древесины за данный срок жизни насаждений (наличного запаса, объема промежуточного поль­зования и ликвидного естественного отпада). Валовая продук­тивность лесов в процессе лесоиспользования реализуется через эффективную продуктивность. Потенциальная валовая продук­тивность представляет валовую продуктивность будущих лет с учетом эффективности лесохозяйственных мероприятий и есте­ственного процесса роста насаждений. Методика и последова­тельность проектирования повышения продуктивности лесов за­ключается в следующем.

Выявление динамики уровня продуктивности (динамики ва­ловых запасов) начинается с определения изменений, которые произойдут в течение предстоящих периодов под влиянием только сдвигов в возрастной структуре лесного фонда в резуль­тате естественных процессов роста и главной рубки леса в уста­новленных расчетной лесосекой размерах. После того, как бу­дет составлена таблица, отражающая ожидаемые изменения уровня продуктивности лесов, связанные с изменениями возра­стной структуры лесного фонда, приступают к проектированию мероприятий по повышению продуктивности леса. Сумма ожи­даемой на конец расчетных периодов валовой продуктивности и добавочного запаса от запроектированных мероприятий дает по­тенциальную валовую продуктивность лесов на конец расчет­ного периода. Измерителем валовой продуктивности является валовой запас, который в практике лесного хозяйства непо­средственно не учитывается. Поэтому его приходится опреде­лять расчетным путем: к учитываемому при инвентаризации наличному запасу прибавляется масса промежуточных пользо­вании, масса, ушедшая в естественный отпад, и масса сучьев, не включаемая в наличный запас при обычных таксационных работах. Наличный запас определяется при каждом очередном лесоустройстве и может быть взят из лесоинвентаризационных документов (таблицы классов возраста).

Естественный отпад непосредственно определить невоз­можно. Для этой цели можно использовать опытные таблицы хода роста либо иные способы расчета.

Отпад древесины насаждения и каждой породы определя­ется по всеобщим таблицам хода роста нормальных насажде­ний для каждого класса возраста отдельно по процентному отношению отпада (подчиненного яруса) к общему запасу. Подоб­ный расчет методически не совсем верен, так как валовой за­пас в этом случае становится функцией действительного запаса, величина которого зависит от интенсивности пользования в пред­шествующем периоде. При определении величины отпада дела­лась поправка на действительный средний бонитет и действи­тельную среднюю полноту насаждений каждого класса возра­ста исходя из предположения, что с изменением полноты насаж­дений соответственно меняется и абсолютная величина отпада; относительная же его величина принималась независимо от полноты.

Масса сучьев по каждой породе определялась также с по­мощью всеобщих таблиц хода роста нормальных насаждений по процентному отношению ее к общему запасу насаждений по каждому классу возраста отдельно.

Вышеизложенное относится к анализу изменения уровня про­дуктивности лесов за прошедший период. Методика проектиро­вания потенциальной (в будущем) продуктивности лесов заклю­чается в следующем.

На основе запроектированного размера главного пользова­ния выявляют возрастную структуру лесного фонда и рассчи­тывают уровень предполагаемой продуктивности леса без про­ведения каких-либо мероприятий по ее повышению, но с учетом возрастных сдвигов, площади вырубок и др. на конец перспек­тивного периода. После этого определяют потенциальную про­дуктивность лесов. Для этого к показателям продуктивности, полученным в результате учета возрастных сдвигов и др., при­бавляют величины предполагаемого эффекта от запроектиро­ванных лесохозяйственных мероприятий.

Как известно, влияние того или иного мероприятия на по­вышение прироста насаждений, подвергающихся хозяйствен­ному воздействию, осуществляется не сразу, а постепенно, и величина этого эффекта зависит от возраста насаждений. По­этому возникает вопрос, какой добавочный текущий прирост нужно определять: средний за 10 лет или за расчетный период (20 лет), либо в каком-то фиксированном возрасте, например в возрасте спелости.

Величина добавочного текущего прироста по отдельным участкам, подвергающимся тому или иному хозяй­ственному воздействию, при определении потенциальной про­дуктивности нужна, так как добавочные запас и прирост, по­лучаемые в результате проведения лесохозяйственных меропри­ятий, можно подсчитать лишь через добавочный текущий прирост, точнее — добавочный периодический, поскольку дейст­вительная величина прибавки текущего прироста за каждый конкретный год не может быть установлена.

Добавочный запас на 1 га как измеритель эффек­тивности лесохозяйственных мероприятий необходим потому, что текущий прирост не позволяет оценивать перспективу лесопользования, обеспечиваемую в результате проведения ме­роприятий по повышению продуктивности лесов. При оценке ожидаемого изменения уровня валовой продуктивности лесов за определенный, достаточно длительный период нужно использо­вать показатель валового добавочного запаса на 1 га лесной площади в среднем по хозяйственной единице (хозяйству, лес­хозу, области и т. п.).

Добавочный средний прирост приходится исполь­зовать в качестве измерителя эффекта мероприятий по повы­шению продуктивности лесов из-за невозможности практически применить для этой цели текущий прирост при отсутствии нор­мативных таблиц эффективности мероприятий. Определять до­бавочный средний прирост можно двумя способами: а) как ве­личину добавочного среднего прироста на конец расчетного периода при данной действительной возрастной структуре насаж- . дений; б) как величину добавочного среднего прироста в воз­расте количественной спелости, подсчитанного безотносительно к действительной возрастной структуре лесного фонда. В первом случае добавочный средний прирост следует определять путем расчета через добавочный текущий прирост, величину которого берут из нормативных таблиц или определяют специальными ис­следованиями в натуре. Во втором случае необходимо лесопо-крытую площадь на начало (до проведения мероприятий по повышению продуктивности лесов) и конец расчетного периода (после проведения мероприятий) сгруппировать по потенциаль­ной продуктивности и для каждой такой группы определить по нормативным таблицам (или соответствующим таблицам хода роста насаждений) величину запасов на 1 га в возрасте количественной спелости. Умножив запасы на 1 га на площади соответствующих групп насаждений (независимо от фактиче­ского возраста участков, объединенных в группу), получают об­щий потенциальный запас каждой группы. Затем обычным пу­тем подсчитывают средние приросты по группам, сумма кото­рых дает величину общего среднего прироста по объекту — соответственно до и после проведения мероприятий. Наконец, определяют величину среднего прироста на 1 га лесной площади на начало и конец проектируемого периода и находят добавоч­ный средний прирост на 1 га, обусловленный проведенными ле-сохозяйственными мероприятиями. Кроме того, имея материалы последней и предшествующей инвентаризации лесного фонда, можно учесть происшедшие в составе и состоянии лес­ного фонда изменения и установить, как изменялся уровень про­дуктивности и в какой мере это изменение является резуль­татом проведенных лесохозяйственных мероприятий.

Суммарный валовой потенциальный средний прирост на за­данный год определяют по формуле

где Лср — средний возраст насаждений, подвергающихся данному виду хозяй­ственного воздействия; п — число лет в проектируемом периоде.

Увеличение среднего прироста в результате проведения ме­роприятия равно

где 20ср— исходный уровень среднего прироста на 1 га участков, охваты­ваемых данным мероприятием.

Следовательно, сводными для объекта в целом измерителями эффекта от лесохозяйственных мероприятий являются средний запас и его производное — средний прирост. Однако использо­вание этих измерителей при проектировании ожидаемой дей­ствительной динамики продуктивности лесов для хозяйственной единицы в целом сопряжено с неточностями, обусловливаемыми тем, что на динамику запаса и прироста вследствие хозяйст­венного воздействия на лес накладываются сдвиги, связанные с изменением в течение проектируемого периода возрастной структуры лесного фонда хозяйственной единицы, средних бо­нитетов и средних полнот по отдельным классам возраста. По­этому изменения в уровне продуктивности леса, ожидаемые в перспективе за счет сдвигов в возрастной структуре лесного фонда, при оценке будущего уровня продуктивности должны быть учтены особо и исключены при выявлении ожидаемого ро­ста продуктивности леса за счет проведенного комплекса лесо­хозяйственных мероприятий.

Исчислению потенциальной продуктивности, учитывающему эффект от запроектированных мероприятий, предшествует рас­чет валовой продуктивности на заданные даты с учетом лишь изменений в структуре лесопокрытой площади в результате лесопользования, ухода за лесом и реконструктивных мер, т. е. действий, сопровождающихся перемещением площадей из од­ного класса возраста в другой и сменой преобладающей породы. Порядок расчета валовой продуктивности на будущее сле­дующий:

а) произвести перевод лесных площадей по возрастам из класса в класс без учета рубок и проектируемых на вырубае­мых площадях мероприятий;

б) составить проект пользования лесом по площади, в воз­растную структуру внести изменения, связанные с рубкой в те­чение проектируемого периода;

в) составить окончательную таблицу распределения площа­дей по преобладающим породам и классам возраста, учитываю­щую влияние лесовосстановительных мероприятий, рубок ухода за лесом и других проектируемых мероприятий, влияющих на породный состав насаждений;

г) произвести расчет валовой продуктивности на конец при­нятого первого (20 лет) и второго (40 лет) расчетного периодов без учета влияния проектируемых мероприятий на уровень за­пасов на 1 га.

Определение валовой продуктивности с учетом отпада за весь период жизни насаждений затруднено для последующих расчетов лесопользования, так как включает ту часть древесной массы, которая уже изъята из насаждений промежуточным пользованием или ушла в отпад до начала проектируемого пе­риода. Поэтому расчет может быть выполнен двумя способами: а) с^учетом естественного отпада за весь период жизни насаж­дений, сохраняющегося на заданную дату; б) только за расчет­ный период.

Для статистических сопоставлений (сравнение валовой про­дуктивности насаждений, имеющихся на заданную дату, с ва­ловой продуктивностью насаждений, имевшихся в базисном году) расчетов валовой продуктивности лесов по первому спо­собу вполне достаточно. Для динамических же сравнений (из­менение за проектируемый период продуктивности лесных пло­щадей) следовало бы учитывать еще и ту часть древесного за­паса, которая будет вырубаться в течение проектируемого периода рубками главного пользования.

Материальный результат лесохозяйственного производства за счет проведения мероприятий по повышению продуктивности лесов представит часть добавочного запаса, который останется составной частью (кроме вырубленного в порядке главного и промежуточного пользования) запасов леса на корню.

 

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА ЛЕСНЫХ РЕСУРСОВ

В практике лесного хозяйства денежной оценке по лесным таксам подвергается отпускаемый лесозаготовителям лес на корню, ущерб от пожаров и стихийных бедствий. Денежная оценка убытков от повреждений леса пожаром основана на учете разницы в таксовой стоимости деловой древесины до пожара и после него. При уничтожении пожаром лесных культур убытки исчисляют по средним затратам на восстановление культур и уход за ними, а также по расходам, связанным с ту­шением пожара. Определение убытков в средневозрастных, приспевающих и спелых культурах проводится по таксовой стои­мости, т. е. как и в спелых древостоях естественного происхож­дения. Погибшие в результате пожара молодняки естественного возобновления оцениваются по себестоимости лесных культур.

В теоретическом плане вопрос экономической оценки лесных ресурсов является центральной проблемой экономики лесного хозяйства. Рассмотрим различные направления решения этой проблемы. Одно из направлений осно­вано на том, что при денежной оценке природных ресурсов необходимо уста­навливать цены, исходя из учета реальных вложений труда и средств произ­водства на их освоение и улучшение (затратный подход). Оно исходит из того, что леса, водные ресурсы, охраняемый животный мир и сельскохозяй­ственные земли при современном уровне освоения и использования их насы­щены трудом и обладают стоимостью и что лес на корню, независимо от того, сколько и когда затрачено на него овеществленного и живого труда, имеет такую же стоимость, как если бы он был выращен сейчас. Поэтому древесина в естественно растущих и в искусственно созданных лесах при прочих равных условиях имеет одинаковую стоимость. Главным в этом на­правлении является то, что, признавая невозможность учета фактических затрат за все годы выращивания леса, предлагается все расчеты вести по уровню затрат сегодняшнего дня, т. е. по «восстановительной стоимости» (по аналогии с оценкой по восстановительной стоимости основных произ­водственных фондов). Основанием для такого вывода считают известное положение К. Маркса о том, что стоимость товаров определяется не тем ра­бочим временем, которое первоначально затрачено, а временем, необходи­мым для их воспроизводства.

К. Маркс указывал, что стоимость товара определяется затратами не на его производство, а на воспроизводство. Например, если стоимость тонны хлопка в прошлом неурожайном году равнялась 20 ф., а в данном урожай­ном 15 ф., то и стоимость прошлогоднего непроданного хлопка будет уже не 20 ф., а 15 ф., потому что стоимость воспроизводства хлопка равняется 15 ф. Стоимость леса на корню также определялась бы затратами на его воспроизводство, если бы его можно было воспроизвести, воссоздать за 1—2 года, т. е., если бы можно было определить, во что в действительности обойдется его восстановление за 100-летний цикл производства.

Изложенный метод экономической оценки лесов (древесных запасов), основанный на исчислении восстановительной себестоимости древостоя, имеет существенный недостаток, выражающийся в том, что ценность единицы дре­весного запаса при данном подходе с увеличением возраста древостоя па­дает, так как преобладающая часть затрат на лесовосстановление и лесовы-ращивание приходится на первые годы производственного цикла лесовыращивания. Последнее противоречит здравому смыслу, потому что в этом случае крупномерная древесина будет оцениваться ниже тонкомерной. В це­лях устранения этого несоответствия можно использовать различные поправочные коэффициенты качества, потребительной ценности сортиментов леса на корню.

Согласно рентному подходу к решению проблемы экономической оценки лесных ресурсов леса правомерно оценивать только исходя из приносимого ими народнохозяйственного эффекта, по их общественной полезности неза­висимо от того, приложен к ним труд или нет, т. е. оценивать лесные ресурсы следует по величине дифференциальной ренты.

Природные ресурсы сами по себе не создают стоимости продукта, но один и тот же труд дает при использовании различных по качеству и место­положению ресурсов различный производственный результат, неодинаковый эффект в виде экономии общественного труда — дифференциальной ренты.

Земля, недра, лесные и рыбопромысловые угодья как предметы при­роды не имеют общественной стоимости, ибо не могут быть воспроизведены путем затрат труда. Однако они определяют природные условия труда и поэтому имеют народнохозяйственную оценку.

Экономическую оценку природных ресурсов согласно второму направ­лению следует делать на базе дифференциальной ренты — результата более высокой производительности труда, обусловленной качеством природных ре­сурсов. Природные ресурсы, конечно, сами по себе не создают стоимость, ее создает только труд. Но от качества природных ресурсов и объективных условий их использования зависит производительность труда. Одни и те же затраты труда дают различные производственные результаты в зависимости от качества используемых при этом природных ресурсов.

Стоимость сельскохозяйственных продуктов определяется общественно необходимыми затратами труда не на средних по плодородию и положению участках, а на худших, потому что предприятия, ведущие хозяйство на худ­ших по природным условиям участках, не могут достигнуть уровня затрат предприятий, работающих на лучших (при одинаковых капвложениях).

Добавочный доход может возникнуть на предприятиях любой отрасли производства в результате применения удобрений, новых машин, лучшей технологии и организации производства. Но такой добавочный доход возмо­жен в любом предприятии, поэтому он носит временный характер. Совер­шенно другой характер добавочного дохода хозяйств, работающих в лучших природных условиях. Этот доход из-за ограниченности лучших по природным условиям участков приобретает постоянный характер, характер дифференци­альной ренты.

Леспромхозы, эксплуатирующие лес в массивах, расположенных ближе к транзитным путям транспорта и пунктам сбыта, получают дополнительный доход по сравнению с леспромхозами, работающими в отдаленных массивах, благодаря более высокой производительности труда рабочих на вывозке леса и, следовательно, меньшей себестоимости лесопродукции (дифференциальная рента по положению). Кроме того, леспромхозы, разрабатывающие лесосеки высоких бонитетов, древостоев с более высоким удельным весом крупно­мерных деревьев (средним объемом хлыста) в результате более высокой про­изводительности труда лесорубов получают добавочный доход, являющийся дифференциальной рентой по плодородию. Леспромхозы, работающие в луч­ших по плодородию и по положению лесных участках, при внедрении новой техники, технологии и организации производства получают больший эффект, чем леспромхозы, разрабатывающие худшие участки, т. е. первые получают еще и дифференциальную ренту II.

Изъятие (реализация) дифференциальной ренты, создаваемой в про­цессе лесозаготовок, осуществляется тремя каналами: через попенную плату, прибыль лесозаготовительных предприятий и разницу цен франко-станция назначения и цен франко-станция отправления. По первым двум каналам взимается главным образом местная (региональная) дифференциальная рента, обусловленная различными природными условиями (по положению и плодородию) лесоэксплуатации внутри предприятий; третий канал служит изъятием зональной дифференциальной ренты, обусловленной различной уда­ленностью лесозаготовителя от основных пунктов лесопотребления. Органы лесосбыта рассчитываются с леспромхозами по ценам предприятий (франко-станция отправления), но продают лесоматериалы по ценам отрасли (фран­ко-станция назначения). Разница между этими ценами после вычета транс­портных и торговых издержек и прибыли органов лесосбыта отчисляется в государственный бюджет; экономически она представляет собой элемент зональной дифференциальной ренты.

Различия в издержках производства в зависимости от природных усло­вий имеются и в лесхозах, причем не только в отношении производств, свя­занных с выработкой товарной продукции (рубки ухода и санитарные рубки, посадочный материал и семена), но и в собственно лесохозяйственном произ­водстве. Производительность труда лесохозяйственных рабочих на лесных культурах и других работах по лесовыращиванию зависит от местоположе­ния (отдаленности, разбросанности) обрабатываемых участков и их плодоро­дия. Однако дифференциальная рента, как и стоимость, созданная трудом лесохозяйственных рабочих в процессе лесовыращивания, не поступает в со­вокупный общественный продукт (кроме части, перенесенной через защитные, водоохранные, климатические услуги другим отраслям и обществу в целом), а остается в натуральном виде до рубки леса.

Материальным результатом природных и производственных сил, воздей­ствующих на лесной биогеоценоз, является текущий прирост органического вещества (древесины, органической массы объектов побочных пользовании, фауны и др.), который остается составной частью биогеоценоза и поэтому не может принимать форму товарной продукции. Если пользование лесом заключалось бы в ежегодном «изъятии» со стоящих деревьев прироста или сборе семян с деревьев лесосеменных участков, тогда древесный прирост и семена выступали бы в качестве материального носителя продукции лес­ного хозяйства.

В свете современных представлений о лесе как биогеоценозе, комплексе «древостой—почва» лесное хозяйство как отрасль материального производства не создает, не «производит» лес в целом (включая и почву), а сохраняет и улучшает это угодье или трансформирует нелесные биогеоценозы в лесные. Лесные биогеоценозы, как и земельные угодья в сельском хозяйстве, служат «вечно», не изнашиваются в процессе использования и поэтому не переносят свою стоимость на продукцию (износ — это перенос стоимости) и, следовательно, сами не обладают  последней. Эффект от проведения лесохозяйственных меропри­ятий (как и мероприятий по мелиорации сельскохозяйственных угодий) не принимает товарной формы, хотя сами работы, как производственные услуги специализированных предприятий, мо­гут принять товарную форму.

Лесное хозяйство не является также и производителем стои­мости одного из компонентов лесного биогеоценоза—древостоя, «леса на корню» как товара потому, что в отличие от сельского хозяйства спелый продукт на корню целиком не создается со­временными лесными предприятиями, не является их товарной продукцией. Дело в том, что материальные результаты первой фазы производства древесины — лесовыращивания из-за исклю­чительной длительности процесса не поддаются стоимостному исчислению, суммированию и отнесению затрат на весь столет­ний цикл к данному предприятию.

Применение механизма стоимостной оценки леса неизме­римо упрощается при выращивании древесных пород на планта­циях в так называемых лигнокультурах. Существует мнение, что в недалеком будущем можно будет говорить о двух качественно различных производствах леса на корню, о двух направлениях лесного хозяйства — плантационном, лигнокультурном хозяйстве и хозяйстве на базе естественно созданных лесов. Но выращива­ние древесины в лигнокультурах по своей экономической природе, на наш взгляд, не представляет лесное хозяйство в на­стоящем смысле этого слова. Продолжительность периода вы­ращивания на плантациях древесных пород в 10—12 лет обу­словливает исчезновение ведущих экономических особенностей лесного хозяйства, рассчитанного на 80—100-летние обороты рубки. 

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПРИРОДА ПЛАТЫ ЗА ЛЕСОПОЛЬЗОВАНИЕ

В условиях частного лесовладения лесные таксы (корневые цены) представляют собой установленные лесовладельцем цены на отпускаемый лесопромышленникам и крестьянам лес на корню. В основе лесных такс лежат корневые цены, которые ха­рактеризуют вероятный в данных экономических условиях наи­высший размер дохода от леса.

На деле продажа леса на корню лесопромышленникам про­изводится не по корневым ценам и не по таксам, а по ценам, складывающимся в соответствии со спросом и предложением, так как лес на корню, как правило, реализуется с торгов. В ре­зультате монополии лесовладения лесопромышленник должен уплатить определенную сумму денег за право приложения сво—его капитала в рубке ему не принадлежащего леса. Эта сумма и является ценой леса на корню. Она не выражает стоимости леса на корню, а представляет собой ренту с лесов, т. е. форму присвоения лесовладельцами той части прибыли, созданной рабочими на лесозаготовках, которая остается за вычетом сред­ней прибыли на капитал лесопромышленника.

Корневые цены при капитализме всегда включают абсолютную, а на средних и лучших участках — еще и дифференциальную ренту. Но в том и другом случае корневая цена является формой присвоения лесовладельцами части прибавочной стоимости, созданной рабочими на лесозаготовках и в сфере последующего производственного потребления лесоматериалов.

В капиталистическом лесном хозяйстве определение доходности хозяйства при лесоустройстве производят посредством корневых цен на лес (ожидае­мую при данных условиях попенную плату).

Современная экономика капиталистического лесного хозяйства, когда надо определить ожидаемый реальный доход, действительную цену отпу­скаемого леса на корню рекомендует устанавливать в размере абсолютной и дифференциальной рент дедуктивным путем, отправляясь от рыночной цены переработки древесины.

Исчисление корневой цены леса при капитализме показывает, что образо­вавшаяся в производстве лесоматериалов прибавочная стоимость распреде­ляется на ренту и прибыль. Плата за лес на корню представляет только ренту; расходы лесовладельцев на лесоуправление, лесоустройство и др. на величину корневой цены леса не влияют. Затраты лесовладельца на лесо-выращивание также не влияют на величину ренты (но не на массу ренты).

Все нарастающие капиталовложения в улучшение земель, лесов, разведку полезных ископаемых в современных капиталистических странах не приводят к постепенной утрате рентного характера платы за пользование и приобретение ими товарной природы. На деле такой переход вообще невозможен, потому что стоимость товара и рента — это полярные формы проявления за­кона стоимости. Это положение подтверждается их обратной пропорцио­нальностью: величина стоимости зависит от затрат общественного труда, а размер ренты, наоборот, от его экономии.

Классовую сущность буржуазных толкований корневых цен и «леса как капитала» убедительно раскрыл К- Маркс в ходе критики вульгарных политэкономических представлений о ренте как проценте на земельный капитал. «Относительно земли вуль­гарный экономист… превращает землю в капитал, потому что капиталистическое отношение само по себе легче укладывается в его представления, чем цена земли. Ренту можно мыслить как процент с капитала. Например, если рента составляет 20, а про­центная ставка равна 5, то можно сказать, что эти 20 явля­ются процентом с 400 единиц капитала. И действительно, земля продается тогда за 400, что является просто продажей ренты на 20 лет… Тем самым земля превращается в капитал. Ежегодные 20 стоимостных единиц становятся уже только 5 про­центами с капитала, который за нее заплачен. И таким путем формула «земля—рента» превращается в формулу «капитал— процент… ».

Классическая и современная буржуазная лесоэкономика, отождествляя доход от отпуска леса на корню с процентом на «лесной капитал», исходит из тех же вульгарных представлений о лесе как капитале. Однако очевидная нелепость подобного тол­кования «леса как капитала» заставляет прибегнуть к внешне более разумной трактовке.

К. Маркс писал: «Более способные к анализу среди вульгар­ных экономистов понимают, что цена земли есть не что иное, как выражение для капитализации ренты, что фактически это — покупная цена ренты на ряд лет… Поэтому они отрицают самоё ренту, объявляя ее процентом на вложенный в землю капитал, что не мешает им признавать, что и та земля, в которую не вло­жено никакого капитала, приносит ренту, а также что одинако­вые количества капитала на землях различного плодородия при­носят различную ренту, или что неодинаковые количества капитала на землях неодинакового плодородия приносят одина­ковую ренту».

В лесном хозяйстве таким же образом возник «лесной ка­питал», представляющий собой сумму расходов на управление и воспроизводство леса, пролонгированную по сложным про­центам к возрасту рубки.

Однако отождествление дохода с леса с процентом на вло­женный капитал никак не соответствует существующей в данное время процентной ставке: «.. .вложенный в землю капи­тал, — если им действительно должна объясняться уплачива­емая за землю рента, — приносит, быть может, в пять раз большие «проценты», т. е. в пять раз большую ренту, чем тот процент, который приносится равновеликим капиталом, вложен­ным в промышленность в форме основного капитала».

Выход из положения был найден путем введения в лесное хозяйство наряду с категорией лесного капитала понятия «почвенной ренты», которая якобы представляет собой «лесоземельную ренту» в отличие от процента на «лесной капитал». Доход лесовладельца как будто состоит из процента на вложенный в лес капитал и почвенной ренты (которая из-за длительности пролонгирования капитала и при нормальном проценте пролонгирования может оказаться отрицательной), когда на самом деле доход — это только лесоземельная рента, на величину нормы которой вложенный лесовладель-цем в лесовыращивание капитал не оказывает никакого влияния.

И в настоящее время регулятором цен на лес остается лесная рента. Представим, что высокоиндустриальные капиталистические страны, вырубая свои леса, на их месте стали бы выращивать быстрорастущие древесные по­роды на плантациях. Но и в этом случае корневые цены определялись бы не издержками плантационного лесоразведения, а величиной лесной ренты, потому что преобладающая часть лесоматериалов мирового капиталистиче­ского лесного рынка заготовляется в естественно выращенных лесах. Лишь когда основная часть потребляемой в мире древесины станет выращиваться на плантациях, в основу корневых цен ляжет ее стоимость, а не рента.

Для лесного хозяйства’ капиталистических стран характерен рост лесной ренты и увеличение ее доли в ценах на лесопродукцию. О росте величины рентного дохода можно судить на основании следующих данных.

Уровень ренты с лесов в капиталистических странах стремительно по­вышается. Так, по данным лесной статистики США, с 1920 по 1960 г. корне­вые цены на круглые лесоматериалы выросли почти в 5 раз, тогда как цены на пиломатериалы выросли всего на 190%; картон — на 140%, бумагу — на 125%, что привело к увеличению удельного веса ренты в стоимости лесопродукции до 40—50%.

Уровень современных корневых цен в капиталистическом мире колеб­лется в зависимости от древесной породы, сортимента, степени освоенности лесов и отдаленности их от пунктов переработки, изменения затрат на за­готовку и транспорт лесоматериалов, изменения структуры лесопотребления и конъюнктуры мирового капиталистического лесного рынка.

Вопрос об экономической природе платы за лесопользование при социализме органически связан с решением проблемы эко­номической природы леса в условиях социалистического произ­водства. Если считать, что спелый лес на корню, отпускаемый лесозаготовителям, является продукцией лесного хозяйства и имеет ту или иную стоимость, то лесные таксы должны быть признаны разновидностью отпускных цен. Точка же зрения на леса как на природные ресурсы, не обладающие стоимостью, приводит к признанию лесных такс исключительно явлением лесной ренты и инструментом ее изъятия в бюджет. Рассмот­рим кратко историю введения в СССР платы за лесопользование.

В первые годы Великой Октябрьской социалистической ре­волюции действовали лесные таксы, составленные на основе лесных такс 1914 г. бывш. Казенного лесного управления. В 1927 г. были составлены новые таксы, которые учитывали конкретные условия планового социалистического хозяйства того периода. В последующие годы эти таксы пересматривали, причем каждая губерния производила этот пересмотр самосто­ятельно по разработанной ею методике.

В начале 30-х годов основных лесозаготовителей освободи­ли от уплаты попенной платы, и лес стали отпускать бесплатно. Вместо попенной платы лесозаготовители платили только налог с оборота в процентах от суммы, выручаемой за реализованную продукцию лесозаготовок. Основные лесозаготовители получали лес на корню бесплатно, не неся прямой материальной ответст­венности за рациональное использование отпускаемого им ле­сосечного фонда.

Процент налога с оборота устанавливался одинаковым для всех предприятий — основных заготовителей. В результате лесо­заготовительные предприятия, работающие в лучших природ­ных условиях, имели высокие доходы, а работающие в худших условиях несли убытки, ощущали постоянную нехватку в обо­ротных средствах, расходуемых на покрытие завышенного на­лога с оборота.

Наличие вышеуказанных недостатков привело к отказу от налога с оборота и переходу к другому способу изъятия диф­ференциальной ренты лесозаготовительных предприятий через прибыль планово-расчетных цен. Планово-расчетные цены обес­печивали изъятие дифференциальной ренты у леспромхозов, ра­ботающих в лучших природных условиях, но не влияли на рациональное использование лесосечного фонда. Поэтому введе­ние с 1949 г. платы за лес, отпускаемый всем категориям лесо-пользователей (кроме лесхозов при рубках ухода) по твердым таксам, было своевременным мероприятием.

Отправная позиция составителей советских лесных такс 1949 и 1967 гг. — признание определенной зависимости таксы прежде всего от издержек на лесное хозяйство, регулируемых государством в плановом порядке, не исключая при этом роли ренты, так как дифференциация такс по зонам и районам, а также по расстояниям вывозки и т. д. была произведена в ос­новном с учетом зональной и внутрирайонной дифференциаль­ных рент. Составители советских такс 1949 г. исходили из пред­положения, что лесосечный фонд является продукцией лесного хозяйства, стоимость которой определяется текущими затра­тами государства на лесное хозяйство, а лесные таксы — разно­видностью отпускной цены. В результате появилась первая со­ветская формула лесных такс, имеющая вид

где Т — лесная такса; Vиздержки лесохозяйственного производства, от­несенные на данную продукцию; р — процент накопления по лесохозяйствен-ному производству; К — дифференциальная рента.

Таким образом, в СССР сформировалась система лесных такс, которым номинально отводилась роль отпускной цены на древесину, отпускаемую лесозаготовительным предприятиям с корня органами управления лесным хозяйством. Правда, при этом процесс реализации леса на корню оставался и внешне своеобразным в том отношении, что плата из-за исключитель­ного права государственной собственности на леса и из-за того, что на деле спелый лес не продукция лесного хозяйства, по­ступает не лесным органам, а в государственный бюджет.

Попенная плата, вносимая лесозаготовителями в государст­венный бюджет, в калькуляции себестоимости лесопродукции отражается особой статьей. Последнее обстоятельство наводит на мысль, что попенную плату можно отнести к фиксированным (рентным) платежам, отчисляемым в госбюджет из прибылей.

Все вышесказанное относится к лесному доходу, поступаю­щему в госбюджет от государственных лесозаготовительных предприятий и организаций.

При отпуске леса на корню местному населению, колхозным и негосударственным лесозаготовителям взимаемая попенная плата за лесопользование является платой населения за право пользования лесом и поступает в госбюджет как действитель­ная статья дохода государства от лесопользования, но и этот доход не является доходом лесного хозяйства и поступает в го­сударственный бюджет.

Преобладающая часть побочных пользовании в СССР явля­ется бесплатной. Однако это делает невозможным использова­ние стоимостных рычагов рационального их использования и изъятия дифференциальной ренты и ведет к бесконтрольности, ухудшению состояния объектов побочных пользовании. Введе­ние дифференцированной по условиям эксплуатации и урожай­ности платы за побочные пользования открывает возможность использования денежных рычагов для улучшения состояния объ­ектов побочных пользовании. По своей экономической природе плата за побочные пользования тождественна попенной плате за лес на корню.

 

ОСНОВЫ МЕТОДИКИ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ОЦЕНКИ ЛЕСНЫХ РЕСУРСОВ

Экономическая оценка лесных ресурсов производится в целях:

денежной оценки лесов как национального богатства (лес как вид природных ресурсов, лесоземельный кадастр, оценка народнохозяйственного ущерба от лесных пожаров, болезней и др.);

экономической оценки ущерба от изъятия лесоземельных уго­дий под другие виды пользования (трансформация и ретранс-формация лесов в сельскохозяйственное землепользование, под гидро-, градо- и другое строительство, а также иные виды от­чуждения земель лесного фонда);

определения экономической эффективности мероприятий по улучшению использования и расширенному воспроизводству лесных ресурсов (прирост лесных ресурсов за счет лесоразве­дения, восстановления и повышения продуктивности лесов, улучшения использования сырьевых ресурсов, защитных и со­циальных функций лесов).

Объектами экономической оценки лесных ресурсов явля­ются: лесосырьевые ресурсы как источник добычи лесомате­риалов (запасы леса на корню); лесной биогеоценоз как важнейшее средство производства лесного хозяйства (лесозе-мельное угодье); лес как объект природопользования, элемент биосферы и охраны природы (лесная экосистема).

Лесные ресурсы как объект экономической оценки вклю­чают как лес на корню (древостой), так и лесные земли, вместе взятые, выступающие в роли единого средства производства (биогеоценоза) в лесном хозяйстве. Поэтому общим измерите­лем экономической оценки запасов и лесных земель служит 1 м3годичного древесного прироста, оцененный по приносимому им народнохозяйственному эффекту.

Особенность объектов оценки лесных ресурсов выражается в том, что любой участок леса в одно и то же время выполняет роль сырьевого ресурса, средства производства и экосистемы. • Разница лишь в преобладании той или иной функции в данном участке.

Величина лесных такс, как раньше было сказано, установ­лена исходя из суммарных затрат на лесовыращивание и ох­рану леса, которые никак не связаны с эффектом, получаемым обществом от использования лесных ресурсов. Эффект, приноси­мый народному хозяйству лесными ресурсами, не прямо про­порционален затратам сегодняшнего лесного хозяйства на вос­становление, сохранение и умножение лесных богатств. Так, если государство стало бы вкладывать на единицу площади в лесное хозяйство Архангельской обл. больше средств, чем в Киевской, то приносимый в настоящее время народному хо­зяйству эффект от использования лесов в первой не был бы больше эффекта, получаемого от использования лесов во второй, приносимый народному хозяйству эффект от использования лесов эксплуатационного значения равняется тому выигрышу, который получает общество при заготовке («добыче») лесома­териалов в тех лесных массивах, в которых благодаря их место­положению и качеству фактические затраты на добычу ниже предельно допустимых. Лесопродукция, получаемая при экс­плуатации лесных ресурсов, местоположение и качество кото­рых позволяют нести затраты меньшие, чем при эксплуатации худших участков, приносят народнохозяйственный эффект в размере разницы между худшими и фактическими затратами, т. е. дифференциальную ренту. Поэтому в основу экономиче­ской оценки лесных ресурсов может быть положена «капитали­зированная» сумма дифференцированных рент за весь срок ее использования под лесные ресурсы с учетом фактора времени. Оценка отчуждаемой из-под леса земли должна быть равна народнохозяйственным потерям, обусловленным выбытием лес­ных земель из лесного хозяйства. Эти потери определяются ве­личиной приносимой данным лесным участком суммы диффе­ренциальных рент при лесоэксплуатации и прекращением сре-дозащитных функций леса.

Объектами экономической оценки лесов являются не только лесосырьевые запасы как источники добычи лесоматериалов, но и лесной биогеоценоз как средство производства лесовыраши-вания и лес как объект средозащиты; народнохозяйственн эффект от использования леса как средства производства лес­ного хозяйства выражается величиной годичного древесного прироста и продуктов побочного пользования лесом, оцененных по размеру приносимой ими дифференциальной ренты и средо-охранных функций леса. Дифференциальная рента образуется в результате различия в уровне производительности труда как между зонами (зональ­ные стоимости), так и внутри них (индивидуальные стоимости). Разный уровень общественной стоимости в районах сбыта (поставок) и в районах снабжения (производства) ведет к обра­зованию зональной дифференциальной ренты, а разность между зональной и индивидуальной стоимостями представляет собой внутризональную дифференциальную ренту. Эти разности акад. В. С. Немчинов назвал «потенциалом дифференциальной ренты». Первая часть потенциала дифференциальной ренты определяется разностью между зональными стоимостями по зоне потребления и по зонам производства лесоматериалов, взвешенной на объем поставок леса из различных зон, вторая — экономией общественно необходимых затрат труда, возникаю­щих при эксплуатации лучших лесных участков по сравнению с худшими внутри данной зоны.

Первая часть потенциала дифференциальной ренты является как бы макродифференциальной рентой, вторая — микродиффе­ренциальной.

Величина экономической оценки лесосырьевых ресурсов равна сумме межзональной и внутризональной дифференциаль­ных рент.

Лесные ресурсы, расположенные на худших по положению и продуктивности участках и не дающие обществу внутризональ­ной дифференциальной ренты, оцениваются только по средней для данной области зональной дифференциальной ренте, а луч­шие— по сумме средней зональной и максимальной внутризо­нальной дифференциальных рент.

Положение о том, что сумма для экономической оценки лес­ных ресурсов должна слагаться из двух видов дифференциаль­ных рент, логично и экономически обосновано. Предположим, что в какой-то области из-за истощения эксплуатационных за­пасов сокращается ввоз лесоматериалов. Тогда, согласно выше­изложенной методике, уровень макродифференциальной ренты в данной области, а вместе с ней и цена лесных ресурсов будут снижаться. Но это произойдет лишь при условии сокращения в данной области общего объема лесопотребления, что малове­роятно. Более вероятным при сокращении поступления лесома­териалов из других областей будет вовлечение в эксплуатацию ранее не эксплуатируемых, худших по положению и низкобони-тетных участков леса, в результате чего микродифференциаль­ная рента увеличивается и сумма двух рент остается прежней или может даже увеличиться.

Представим себе две области, в которых вся потребность в древесине покрывается из внутриобластных источников, но в первой из них потребность большая, а во второй преобладают малоэксплуатируемые, неосвоенные резервные леса. Величина оценки лесных ресурсов в этих областях не будет одна и та же потому, что средние внутриобластные микродифференциальные ренты будут разные, так как при интенсивной лесоэксплуатации вовлекаются в рубку не только средние, но и худшие участки. По мере роста лесодефицитности экономических районов и страны в целом, увеличения среднего расстояния перевозки лес­ных грузов и других рентообразующих факторов цена экономи­ческой оценки лесных ресурсов будет повышаться. Это соответ­ствует действительному росту народнохозяйственной ценности лесов как источника древесины и как защитного и оздорови­тельного фактора сохранения природной среды.

Народнохозяйственная ценность лесов зависит не только от их географического размещения, но и от их качества, потен­циальной потребительной стоимости — породного и сортимент-ного состава. Это учтено при построении лесных такс и оптовых цен на лесопродукцию.

В практике постоянно происходит отчуждение лесных ресурсов (земель), изымаемых из состава государствен­ного лесного фонда для нужд строительства промышленных объектов, транспортных магистралей, населенных пунктов, ЛЭП и т. д.

 

Существует три подхода к оценке потерь при отчуждении площадей лесного фонда.

1. Через сокращение совокупной величины валовой продук­ции лесоэксплуатации или полной величины прибыли (чистого дохода), создаваемых на отчуждаемых участках при сплош­ной вырубке лесных запасов, и с учетом затрат на перебазиро­вание лесоэксплуатации на новое место (затраты на промыш­ленное освоение новых лесоэксплуатационных массивов). Рас­чет при данном подходе ведется на базе оптовых цен на лесо­продукцию (прейскурант 07—03) среднего для лесозаготови­тельных предприятий данного района уровня прибыли и расхо­дов на перебазирование.

2. По затратам, произведенным в прошлом за весь длитель­ный срок выращивания леса. Так как это технически сделать невозможно, предлагается исчислять ущерб по «восстановитель­ной стоимости» леса, рассчитанной за весь период его выращи­вания.

3. По народнохозяйственным потерям, возникающим в ре­зультате сокращения лесопользования в данном районе лесных ресурсов определенного местоположения и качества. При этом подходе ущерб исчисляется через дифференциальную ренту с изымаемого леса, т. е. через уменьшение того народнохозяй­ственного эффекта при лесоэксплуатации, который является ре­зультатом лучших и средних природных условий добычи лесо­материалов в изымаемом участке.

Наиболее объективен третий подход. Действительно, при вы­бытии лесных земель из лесопользования общество лишается не валового, или чистого, дохода (всей суммы прибыли), а только той дополнительной прибыли (ренты), которую оно получило бы с данного участка благодаря его лучшему местоположению и качеству.

При затоплении леса лесопользование переносится на дру­гие лесные участки, при эксплуатации которых получают про­дукцию и прибыль, а теряют только разность в дифференциаль­ной ренте. Исключая данный участок леса из лесопользования, общество теряет не затраты на лесовыращивание, вложенные в прошлом в этот участок, а результаты предстоящего хозяй­ствования на нем в виде его добавочного эффекта, который дает данный участок при его эксплуатации (добыча лесоматериа­лов) по сравнению с эффектом, получаемым на новых худших участках леса. Оценка лесных ресурсов при этом подходе ста­вится в зависимость от ожидаемых результатов их лесоэкс-плуатационного использования, а ущерб зависит от величины потерь и от прекращения их использования как объекта добычи лесоматериалов. Поэтому величина эффекта, приносимого на­родному хозяйству лесными ресурсами, обусловлена обществен­ной ценностью леса, определяемой его качеством и отдаленно­стью от пунктов потребления лесоматериалов.

Народнохозяйственный эффект от использования лесов экс­плуатационного значения, как указывалось ранее, равен тому выигрышу, который получает общество при заготовке («до­быче») лесоматериалов в лесных массивах, где затраты по до­быче ниже предельно допустимых, т. е. этот эффект представ­ляет собой дифференциальную ренту с лесов.

В основу экономической оценки лесных ресурсов должна быть положена «капитализированная» сумма годовых диффе­ренциальных рент за весь срок использования лесных ресурсов с учетом фактора времени и изменения величины рент с еди­ницы площади. В натуральном выражении эффект от исполь­зования лесных земель в лесовыращивании может измеряться средним приростом древесины, получаемым за год с единицы площади. Это измеритель продуктивности лесных земель, учи­тывающий как уровень их плодородия, так и продолжитель­ность сроков лесовыращивания.

Оценка отчуждаемых лесных ресурсов равна народнохозяй­ственным потерям, обусловленным выбытием лесных угодий. Эти потери определяются приносимой данным лесоземельным участком дифференциальной рентой и оценкой по той же диф­ференциальной ренте вырубленного древесного запаса. Прош­лые затраты в виде расходов на выращивание и охрану леса, лесомелиорацию, устройство и эксплуатационное освоение ле­сов нельзя включать в цену лесных ресурсов, так как реаль­ный ущерб для общества от изъятия из-под леса земель за­ключается только в потере ожидаемых результатов.

Во многих случаях использование санитарно-гигиенических, эстетических, водорегулирующих, защитных и иных функций леса имеет решающее значение. На второй план отодвигается его сырьевая функция. В настоящее время еще не разработаны способы количественного измерения социальной и мелиоратив­ной функций леса. Однако нельзя не учитывать их при отчуж­дении лесоземельных угодий.

Очевидно, в каждом случае необходимо прежде всего опре­делять возможность восстановления функций, утрачиваемых с отчуждением того или иного участка. Если такая возмож­ность отсутствует, может возникнуть вопрос о недопустимости отчуждения (поле-, почво- и водозащитные участки и др.).

Экономическая оценка искусственных лесонасаждений спе­циального назначения (полезащитные лесные полосы, защит­ные зеленые полосы вдоль транспортных путей, зеленые изго­роди и т. п.) производится аналогично оценке прочих основных фондов производственного и другого назначения.

 

КАДАСТРОВАЯ ОЦЕНКА ПРОДУКТИВНОСТИ ЛЕСНЫХ УГОДИЙ

ГЛесной кадастр представляет собой свод сведений о лесе как главном средстве производства в лесном хозяйстве.

Содержание и формы лесного (как и земельного) кадастра в различных общественных формациях отвечают характеру ле-соземельной собственности. Необходимость кадастровой оценки земельных и лесных угодий возникла с необходимостью учета земель как частной собственности и определения их доходно­сти в целях налогового обложения. Оценка лесных угодий в кадастрах капиталистических стран производится по приносимому ими доходу или по рыночным це­нам на лесоземельные участки. В США леса оцениваются по «стоимости годичного прироста деловой древесины» и чистому доходу от леса. Условной единицей сравнительной оценки па­шен, лугов, пастбищ и лесов является пашня, в которую ус­ловно переводятся остальные виды угодий. Самый высокий чи­стый денежный доход (разность между стоимостью валовой продукции и производственными расходами) принимается за эталон (100 баллов), и с ним сравнивается чистый доход, полу­чаемый на оцененных участках.

В методологическом плане наиболее крупные работы по со­зданию лесного кадастра в СССР проведены по оценке лесных земель европейской части РСФСР, равнинной части УССР и Литвы. Наиболее конструктивные из них следующие.

Л. И. Ильевым 1 выполнены работы по составлению лесного кадастра Центральной черноземной зоны РСФСР через продук­тивность основных типов леса по валовому запасу, запасу в ус­ловном возрасте спелости (70 лет), в условных кубометрах объема (коэффициенты по Е. Я. Судачкову) и в денежном вы­ражении (лесные таксы). Оценочные шкалы составлены по 100-балльной системе в двух вариантах: по величине прироста в условных кубометрах объема и по таксовой стоимости годич­ного прироста в физических кубометрах.

Заслуживают внимания положительные результаты практи­ческого использования при лесоустройстве Литовской ССР «ка­дастровой оценки земель, в основу которой положены три срав­нительные шкалы оценки лесных угодий: 1) по древесине; 2) по продуктам побочного пользования и 3) по охранно-защитным и рекреационным функциям леса. [Оценка угодий по среднему приросту древесины в возрасте рубки производится по стоимо­сти валовой продукции, исчисленной по оптовым ценам заго­товленных сортиментов/(прейскурант № 07—03).

‘На основе показателей среднего прироста в возрасте глав­ной рубки в каждой почвенно-типологической группе определен средний балл оценки земли и растущих в настоящее время на этих землях древесных пород. Оценочные баллы лесных земель выражают потенциальную продуктивность, а баллы оценки наличных запасов на корню — фактическую. Разница между ними показывает резервы повышения продуктивности лесов. Оценка лесных угодий по стоимости побочных лесопользований проведена по ценности среднегодового сбора продукта (по за­купочным ценам).

В основу оценки охранно-защитных функций лесов поло­жены эффекты от увеличения речного стока и биологической очистки сточных вод. Первый эффект сравнивается с затратами на орошение сельскохозяйственных культур, а второй — со стои­мостью очистки вод. При оценке рекреационных функций леса учитывалась посещаемость лесов (число посетителей, местопо­ложение леса по отношению к городам, их рекреационные ка­чества).

Оценочные баллы по трем шкалам для определенного уча­стка леса нельзя суммировать, так как каждая шкала выра­жает лишь сравнительную оценку внутри одной из трех шкал: 1) леса как объекта добычи лесоматериалов; 2) сырьевой базы получения продуктов побочных пользовании и 3) средозащит-ных функций леса.

Разработанные группой литовских лесоустроителей шкалы кадастровой оценки лесных угодий нашли практическое приме­нение в республике при лесоустройстве для выявления степени фактического использования потенциальных возможностей по­вышения продуктивности лесов и анализа качественных изме­нений лесного фонда за межревизионный период.

Методика экономической оценки использования важнейших видов природных ресурсов, разработанная Сводной комиссией АН СССР (1974 г.), предусматривает два вида оценок: кадаст­ровую (эксплуатируемые, освоенные природные ресурсы) и пла­ново-перспективную (неосвоенные, резервные природные ре­сурсы) .

Основным кадастровым оценочным показателем лесных ре­сурсов согласно этой методике является показатель эксплуата­ционной и средозащитной ценности, определяемый приносимым ими народнохозяйственным эффектом в виде дифференциаль­ной ренты в годовом исчислении /?г или его капитализации. Эксплуатационная ценность данного лесного участка представляет собой денежное выражение максимально возмож­ного народнохозяйственного эффекта, исчисляемого в виде раз­ности между денежной оценкой заготовленной в порядке глав­ного, промежуточного и побочного пользовании лесопродукции и замыкающими затратами на ее получение (замыкающими на­зываются предельно допустимые приведенные затраты на при­рост производства лесопродукции в данном лесоэкономическом районе). Замыкающие затраты определяются с помощью эко­номико-математических методов оптимизации производства и потребления древесины.

Показателем продуктивности лесного угодья согласно мето­дике АН СССР считается запас эталонного древостоя корен­ного типа леса в возрасте спелости. Для экономической оценки лесного угодья служит дифференциальная рента на единицу обезличенного древесного запаса, которая корректируется по­правочными коэффициентами, исчисленными по соотношению оптовых цен на сортименты разных древесных пород. Ценность продуктов побочных пользовании определяется так же, как и древесной продукции. Средозащитную ценность леса опреде-‘Ь ляют величиной экономического выигрыша от поддержания 1, экологической обстановки в зоне влияния данного участка леса I (прирост земельной, водной и туристской рент, экономия за- ? трат, необходимых для создания рекреационно-эстетической обстановки индустриальными методами).

Целью кадастровой оценки лесов является определение сравнительной ценности лесоземельных угодий как средства производства на основе единых народнохозяйственных (меж­отраслевых и внутриотраслевых) показателей продуктивности лесных угодий. Сравнительная кадастровая оценка возможна: 1) на основе единых для всех видов природных ресурсов изме­рителей их общественной ценности и реальной величины полу­чаемого при их эксплуатации народнохозяйственного эффекта (экономическая оценка); 2) на основе различных по своей при­роде расчетных коэффициентов, условных единиц (например, по Е. Я. Судачкову), расчетных или денежных измерителей — (оптовая цена, оценки текущих затрат и т. п.), выражающих лишь занимаемое место по уровню продуктивности данным угодьем в условно построенной только для лесного хозяйства шкале кадастровой сравнительной оценки продуктивности лесов. »[ Правильное понимание экономической сущности кадастровой оценки лесов имеет важное значение для определения ее направленности и цели. Часто ставится знак равенства между: любой кадастровой и экономической оценками лесов. Это не­правильно, так как для сравнительной внутриотраслевой оценки продуктивности лесных угодий можно использовать любой рас­четный измеритель (условно-натуральный, лесотаксационный, оптовые цены на лесопродукцию и т. п.).

Все оценки лесов как объекта пользования и средства ле-сохозяйственного производства можно подразделить на эконо­мические (объективные), расчетные (условные) и лесотакса-ционные (натуральные).

Показатели экономической оценки дают возможность объек­тивно обосновать целесообразность передачи земель из одного вида пользования в другой, решать, какие культуры дают более высокий народнохозяйственный эффект (дифференциальную ренту). Расчетные оценки лесных ресурсов в отличие от эконо­мических не могут дать достоверный ответ на вопрос, что на данной территории выгоднее выращивать — лес или зерно. Сфера их применения ограничивается внутриотраслевыми срав­нениями продуктивности лесных участков. Они могут служить только показателями относительной ценности данного участка леса по сравнению с эксплуатируемыми в настоящее время худ­шими по положению и плодородию участками.

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЛЕСНОЙ ДОХОД

Под государственным лесным доходом подразумевают де­нежные поступления в государственный бюджет от хозяйствен­ного использования лесов государственного фонда (лесных на­саждений и земель).

В государственный лесной доход практически зачисляют:

1) попенную плату и плату за второстепенные лесные мате­риалы;

2) плату за некоторые виды побочных пользовании;

3) суммы, полученные от продажи лесопродукции, оставлен­ной лесозаготовителями в лесу, от продажи незаконно срублен­ной древесины и других продуктов;

4) взыскиваемые с лесопользователей суммы неустоек, убытков и ущерба, причиненного государственному лесному фонду, а также суммы штрафов и пеню за нарушение правил лесопользования и правил пожарной безопасности в лесах СССР.

Зачисление з лесной доход сумм, получаемых за нарушение правил пользования лесом, регламентируется особыми положе­ниями.

В основу государственного лесного дохода положена попен-ная плата, определяемая на базе утвержденных правительством лесных такс. Следовательно, размер поступления лесного до­хода зависит от построения и величины лесных такс.

Вопрос об экономической природе лесных такс и взимаемой по ним попенной платы органически связан с решением рас­смотренной выше проблемы экономической природы леса. Если считать, что спелый лес на корню, отпускаемый лесозаготовите­лям, является продукцией лесного хозяйства и имеет ту или иную стоимость, то лесные таксы должны быть признаны в на­ших условиях разновидностью отпускной цены. Точка же зре­ния на эксплуатируемые леса как на природное богатство, обра­зовавшееся вне связи с текущей деятельностью лесного хозяй­ства и в основном без участия труда, приводит к признанию лесных такс исключительно лишь явлением дифференциальной лесной ренты и инструментом ее изъятия в бюджет.

Однако в том и другом случае лесные таксы играют в орга­низации использования лесных ресурсов большую практическую роль, ибо независимо от объяснения экономической сущности на них возложены и такие функции, как аккумуляция диффе­ренциального дохода в бюджете, содействие освоению глубин­ных лесных массивов, наиболее полному использованию воз­можности транспортировки леса сплавом и т. д.

107 Действующие ныне лесные таксы, введенные с 1 января 1974 г., представляют собой частично измененные таксы 1967 г. Новым в таксах 1974 г. по сравнению с таксами 1967 г. явля­ется то, что лесотаксовые пояса образованы не по территориаль­ному признаку, а с учетом экономических условий и народно­хозяйственного значения лесов. Таксы были уточнены также и по древесным породам (свыше 20 видов). Таксы на древесину остальных пород, имеющих местное значение, устанавливаются областными исполкомами по представлению лесохозяйственных органов.

В соответствии с поставленными перед лесными таксами за­дачами они дифференцированы по поясам и группам лесов, раз­рядам, породам, группам сортиментов, техническим качествам древесины и эксплуатационным районам.

Лесотаксовые пояса

Дифференциация лесных такс по поя­сам была произведена по крупным лесоэкономическим районам с выделением областей, краев и республик или даже частей их, имеющих особенности, не характерные для района в целом. При расчете средней таксы по лесотаксовым поясам включа­лись следующие элементы:

а) фактические расходы средств на лесное хозяйство И и фонд накоплений на расширенное воспроизводство лесного хо­зяйства Н, включающий некоторую величину дифференциаль­ной ренты;

б) расчетная лесосека М

Соотношение между лесным доходом и расходами на веде­ние лесного хозяйства приведено в табл. 5.

5. СООТНОШЕНИЕ МЕЖДУ ЛЕСНЫМ ДОХОДОМ И РАСХОДАМИ НА ЛЕСНОЕ ХОЗЯЙСТВО

  

Фактические

  

Фактические

Год

Лесной доход

расходы на лесное

Год

Лесной доход

расходы на лесное

  

хозяйство

  

хозяйство

1947

79,5

93,5

1965

241,1

490,8

1950

217,4

270,1

1970

550,0

601,8

1955

190,4

210,0

1975

467,7

765,2

1960

239,9

267,4

   

При распределении территории СССР на лесотаксовые пояса учитывались следующие лесоэкономические показатели по от­дельным районам страны: средняя лесистость района, размеры лесопокрытой площади и эксплуатационного запаса, приходя­щегося на одного жителя, средний процент использования рас­четной лесосеки и эксплуатационного фонда.

Лесопокрытая площадь и эксплуатационный запас древесины на одного жителя выражают степень возможности удов­летворения потребности в древесине. Процент использования эксплуатационных запасов и расчетной лесосеки косвенно ха­рактеризует баланс производства и потребления древесины.

По мнению составителей такс, вышеприведенные показа­тели достаточно точно отражают различие в экономических ус­ловиях отдельных крупных географическо-экономических райо­нов СССР. На основании этих показателей было выделено семь лесотаксовых поясов.

Разрывы в таксах в первых четырех поясах в среднем со­ставляют 70—50 коп., а у последних трех около 40—20 коп.

Разница между среднепоясными таксами по мере перехода из лесодефицитных в лесоизбыточные районы уменьшается, тогда как действительные расходы по доставке леса из восточ­ных районов растут в обратной пропорции.

Наиболее высокие таксы установлены для особо ценных степных лесов, а самые низкие — в лесах Восточной Сибири.

Лесотаксовые разряды

Дифференциация лесных такс вну­три отдельных зон вытекает из задачи изъятия у лесозаготови­телей дифференциальной ренты. В основу расчета взята стои­мость вывозки древесины автомобильными дорогами. Сущест­вует следующая шкала разрядов в зависимости от расстояния вывозки:

Расстояние, км ……….. 0—10 10—25 25—40 свыше 40

Лесотаксовые разряды ……. 1 2 3 4

Расстояние вывозки при распределении лесов по лесотаксо­вым разрядам определяется по фактической протяженности су­ществующих дорог от центра квартала леса (урочища) до бли­жайших транзитных путей транспорта — до пункта, откуда возможна погрузка древесины на железную дорогу общего поль­зования или сплав древесины.

Дифференциация такс по разрядам незначительна. Сумма, на которую уменьшаются таксы с первого по четвертый разряд, не может компенсировать увеличения затрат на вывозку древе­сины с увеличением расстояния.

Сортименты. Дифференциация лесных такс по отдельным сортиментам проведена на основе ценностных коэффициентов, отражающих соотношение оптовых цен отдельных сортиментов. Ценностные коэффициенты деловой древесины разной крупно­сти и разных пород установлены на основе учета различий в вы­ходе главнейших сортиментов при заготовке и переработке этой древесины с учетом степени дефицитности отдельных сор­тиментов и их народнохозяйственного значения. Ценностные коэффициенты для дров отдельных пород определены по тепло­творной способности их древесины.

Породы. При дифференциации лесных такс по породам (или группам пород) учитываются действующие во время составле­ния такс прейскурантные цены на древесину разных пород и технические свойства древесины.

При отпуске леса всем без исключения лесозаготовителям (в том числе и потребителям на местах) из лесов, выделенных в сплавные районы, предусматривается снижение лесных такс на 30%.

При отпуске леса, поврежденного пожарами и насекомыми, а также бурелома, сухостоя и др., т. е. утратившего частично свои технические качества, лесохозяйственное предприятие совместно с районными финансовыми отделами снижает таксы в зависимости от степени потери древесиной технических ка­честв.

Действующие в настоящее время лесные таксы не лишены недостатков. Так, низкие лесные таксы не могут компенсиро­вать затраты на вывозку древесины из массивов, отстоящих на различных расстояниях от магистральных транспортных путей. Дифференциация лесных такс в зависимости от расстояния вы­возки и взимание суммы попенной платы в зависимости от плодородия должны служить инструментом изъятия у лесозаго­товительных предприятий дифференциальной ренты по положе­нию и плодородию. Эти функции попенной платы из-за низких лесных такс в лесопромышленной зоне почти не выполняются.

Составители лесных такс исчисляли среднепоясные таксы по следующей формуле:

где О — затраты на лесное хозяйство плюс определенная величина чистого дохода; М — расчетная лесосека; К — дифференциальная рента.

Величина дифференциальной ренты по положению в таксах определяется разностью между транспортными издержками максимально и минимально отдаленной лесосеки .

С увеличением расстояния вывозки уменьшается величина дифференциальной ренты и наоборот.

Задача улучшения лесных такс приобретает особо важное значение после XXV съезда партии, уделившего много внима­ния усилению рационального использования природных ре­сурсов.

 

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА СРЕДОЗАЩИТНЫХ ФУНКЦИЙ ЛЕСА

В период индустриализации, урбанизации и роста народонаселения охрана природы становится одной из важнейших за­дач человечества. Особенно большое значение приобретают экокомические и социальные основы сохранения природных ре­сурсов.

Вопросы охраны природы и рационального использования

природных ресурсов постоянно находятся в центре внимания партии и правительства, что нашло свое глубокое отражение в Конституции СССР и «Основах лесного законодательства Союза ССР и союзных республик».

Регулирование рационального использования природных ре­сурсов, управление всей окружающей человека природой на научной основе составляет важнейшие принципы охраны при­роды.

Быстрые темпы индустриализации во всех странах мира, концентрация производства и населения в крупных городах и промышленных центрах привели к засорению рек и водных бас­сейнов, заражению почвенного слоя медленно разрушающимися химикатами, загрязнению атмосферы. Лес становится един­ственным хранителем чистоты земной биосферы, способным вос­станавливать естественное состояние природы.

Проблема охраны природы, сохранения и рационального ис­пользования леса как компонента охраны природы была пред­метом обсуждения сессии Верховного Совета СССР (1972 г.), принявшей постановление «О мерах по дальнейшему улучше­нию охраны природы и рациональному использованию природ­ных ресурсов».

Охраной природы в СССР ведают такие организации, как Госгортехнадзор СССР, Министерство мелиорации и водного хозяйства СССР, Министерство здравоохранения СССР, а также Государственный комитет СССР по лесному хозяйству и др. Координирует эту работу Главное управление по охране при­роды, заповедникам, лесному и охотничьему хозяйству Мини­стерства сельского хозяйства СССР.

Охраной природы занимаются также общества охраны при­роды, в составе которых организованы научно-технические со­веты, действующие на общественных началах, и штат общест­венных инспекторов по охране природы.

«»Средозащитная ценность лесов выражается в их положитель­ном экологическом эффекте в поддержании лучшего для жиз­недеятельности людей равновесия окружающей среды.

Средоохранные меры включают целый комплекс мероприя­тий, среди которых важнейшими являются переустройство тех­нологии с переходом на замкнутые технологические схемы с утилизацией отходов производства, создание в городах сани-тарно-защитных зон, перебазирование загрязняющих среду про­мышленных предприятий из жилых зон, создание очистных со­оружений.

Лес, являющийся ведущей составной частью санитарно-за-Щитных зон, выполняет роль естественного фильтра атмосферы промышленных центров и тем самым снижает затраты на искусственную очистку атмосферы и сооружение промышленных установок пыле- и газоочистки.

Денежной оценке средозащитных функций лесов в последнее время уделяется много внимания. Одним из возможных подходов к денежной оценке средозащитной и рекреационной ценности леса является учет прямых или косвенных затрат общественного труда на поддержание (восстановление) средозащитных функций леса, т. е. на приведение лесных биогеоценозов в состояние близкое к естественному. В этом случае нормальное функционирование лесных участков как средозащитного фактора является результатом дополнительных затрат общественного труда. Другими словами, средозащитная ценность лесов равна (или пропорциональна) снижению лесом эксплуатационной ценности лесоземельного угодья, связанному с достижением определенного лесозащитного и рекреационного эффекта. Например, сплошная концентриро­ванная рубка леса с точки зрения издержек на лесозаготовки самая эффективная, но средозащитная ценность этого участка. леса сводится к минимуму. Для обеспечения необходимой экологической обстановки. в данном районе общество вынуждено делать дополнительные затраты на покрытие потерь при эксплуатации лесов (например, применение других видов рубок). Величина этих затрат v согласно данной концепции и представляет собой средозащитную ценность лесов данного района. Средозащитная ценность лесов может также определяться размером тех дополнительных затрат на ввоз из лесоизбыточных областей той части местной потребности в древесине, которая по соображениям сохранения  средозащитной и рекреационной роли лесов не заготовляется в данном районе. Таким образом, речь идет о недополучении обществом из-за ограниченной эксплуатации местных лесо-сырьевых ресурсов части межзональной (макро) дифференци­альной ренты.

Нередко различают средозащитную ценность лесов и их рек­реационную роль. Усиление последней связано с дополнитель­ными затратами фондодержателя на благоустройство лесных участков, санитарные рубки ухода за лесом, дорожное строи­тельство, ландшафтные рубки и т. д. Эти дополнительные за­траты и являются величиной денежной оценки лесных угодий в целом.

Однако сложность учета рекреационного эффекта и его де­нежной оценки заключается в том, что полезность многих санитарно-гигиенических и эстетических функций леса проявля­ется за пределами лесного хозяйства, в других отраслях народ­ного хозяйства и сферах жизни людей.

Рекреационную ценность лесов предлагается оценивать раз­личными способами — через повышение производительности труда людей, отдохнувших в лесу, по расходам на поддержание лесом рекреационных функций, по дифференциальной ренте, определяемой по разности транспортных расходов на доставку людей к местам отдыха, по расходам на организацию самого отдыха и т. д. Отдых в лесу способствует повышению интенсив­ности труда, сокращению заболеваемости, т. е. повышению про­изводительности труда людей после проведенного в лесу выход­ного дня.

Рекреационные функции леса возможно также оценивать на основе затрат, связанных с организацией отдыха в лесу (орга­низация и благоустройство территории, строительство объек­тов и сооружений для обслуживания отдыхающих, снижение прироста древесины в результате уплотнения почвы и др.).

Согласно этому методу оценки средняя стоимость одного по­сещения определяется делением суммы затрат на число посе­щений. Таким образом, важность проблемы охраны природы, значение ее для будущих поколений людей и значительная цен­ность лесов как компонента биосферы, обеспечивающего возможность поддержания необходимого экологического равнове­сия на земном шаре, требуют постоянно учитывать и оценивать последствия хозяйственного воздействия человека на лес. Среди важнейших обязанностей человека, перечис­ленных в Конституции Республики Казахстан, почетное место отведено обязан­ности беречь природу, охранять ее богатства.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: